Николай Скворцов

Признание под стражей
27.09.2016 - 13:28

Борьба с экономическими преступлениями в стране набирает обороты. Каждый день в новостной ленте с удивлением читаешь о поимке очередных кандидатов в преступники.

Полковники МВД и сотрудники ФСБ, губернаторы и топ-менеджеры, судьи и чиновники – все они стали предметом обсуждения нас с вами, обывателей.

А еще не менее интересно наблюдать схватки силовых ведомств, которые уже победили всех и вся вокруг и теперь схватились в борьбе за сферы влияния между собой. Кто же круче? Следственный комитет или Генеральная прокуратура в схватке за владельца аэропорта "Домодедово" Д. Каменщика? Отдел "Т" антикоррупционного главка МВД России, приехавший в среду проверять крупнейшую электросетевую компания в Саратов, или ФСБ РФ, взявшее на следующий день в четверг с поличным начальника этого самого отдела "Т" полковника Захарченко? Вексельберг и Фридман с одной стороны или УФСБ по республике Коми?

Однако, наблюдая за схватками тяжеловесов в столице нашей Родины, видно, что государственная политика в сфере борьбы с преступностью добралась и до нашего родного Саратова. Если 3-4 года назад верхом коррупционных разоблачений были врачи, берущие 1 000 рублей за выдачу "левого" больничного или преподаватель ВУЗа, взявший деньги за экзамен студенту, то последнее время ситуация изменилась. Прокурор, прокурор, судья, опять прокурор, чиновник, бизнесмен, эксперт – список растет и никогда не закрывается.

По слухам в соседних областях начальники правоохранительных структур оглядываются с завистью на Саратов и даже, якобы ставят своим подчиненным планы-графики с разбивкой по прокурорам, следователям, судьям, полицейским и чиновникам, которых нужно "взять с поличным" до конца 2016 года.

Сама система, например, выявления и доказывания взяток изменилась коренным образом. Раньше все было просто: зарядили "куклой" заказчика, напичкали его прослушивающей аппаратурой и вперед – "лови на живца". Клюнул, заглотил "куклу" - залетают оперативники и берут взяткополучателя тепленьким. Разговор записан, видео есть, руки святятся, деньги вот они. Отвертеться сложно.

Чуть позже, когда времени с момента передачи прошло много, оперативники и следователи изобрели другой механизм. Ну, например, некий Гражданин год назад передал Чиновнику взятку за согласование каких-то значимых действий. Все было по доброй воле. Чиновник деньги взял, но не отработал. К нему приходит этот Гражданин, обвешанный записывающей аппаратурой, и под контролем спецслужб начинает напоминать обстоятельства прошлогодней передачи взятки. Если Чиновник признает факт, его тоже задерживают и пускают фигурантом уголовного дела.

В последнее время практика доказывания взятки вообще чудовищным образом видоизменилась. Как я понимаю, на примере дела Гайзера, бывших топ-менеджеров "Реновы", "Т-плюс" и "Билайна" обкатывается принципиально новый механизм. Какой-то человек, сидящий в следственном изоляторе и заключивший сделку со следствием, в рамках досудебного соглашения начинает "колоться" и рассказывать о знакомых ему преступных эпизодах в деятельности каких-то лиц. Следователи эту информацию фиксируют, проверяют, возбуждают уголовное дело и едут задерживать новых подозреваемых. Причем на этих подозреваемых нет ни прослушки, ни наблюдения, с поличным их тоже не брали. Вот такое ноу-хау!

Но самое любопытное в таких историях, что признания рождаются, в основном, под стражей либо под угрозой заключения под стражу.

Для адвокатов, специализирующихся на уголовных делах экономической направленности, наступают "хлебные времена" - работы прибавляется с каждым днем.

P.S. Общественная палата Саратовской области проводит исследование по вопросу избрания мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и личного поручительства на территории Саратовской области. Запросы о предоставлении информации разосланы во все правоохранительные структуры региона, часть ответов уже получена.

Информация для размышления:

В 2015 году в суды области поступило:

2 029 ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них было удовлетворено 94%;

81 ходатайство об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, из них удовлетворено 93%,

1 ходатайство об избрании залога, которое удовлетворено.

Аналогичная практика в Саратовской области складывается и в первом полугодии 2016 года.

В апелляционном порядке стабильность также наблюдается – 93% судебных актов об избрании мер пресечения стабильно из года в год признаются законными.

Просьба читателей, владеющих информацией по вопросу, отправлять на адрес электронной почты Общественной палаты Саратовской области [email protected] свои истории и документы.

Поиск

Главный редактор ИА "Взгляд-инфо" — Николай Лыков
Разработка и поддержка - Вячеслав Павлов