Взгляд-онлайн

Без права на милосердие?
09.10.2017 - 09:00

Без преувеличения в патовую ситуацию попала семья 30-летней Рены Байрамовой – из-за неуплаты ипотечного долга женщина и ее трое малолетних детей в ближайшее время могут оказаться на улице. Страшный сон половины живущих в кредит россиян под названием "ипотека" стал для семьи Байрамовой явью – со своей полуубитой "двушкой", купленной в 2011 году на деньги банка "Пересвет", они вот-вот распрощаются. Из-за сложных жизненных обстоятельств молодая женщина и ее муж Салман Бахшиев не платят за ипотеку почти четыре года. Сейчас квартира фактически является собственностью федерального Агентства ипотечного жилищного кредитования (АО "АИЖК") – ее, по решению Кировского районного суда от 12 сентября этого года, они в ближайшее время должны освободить. Корреспондент ИА "Взгляд-инфо" отправилась в гости к Байрамовой, чтобы узнать, как живет и на что надеется среднестатистическая российская семья нероссийского происхождения, в результате персонального финансового коллапса оказавшаяся без крыши над головой. 

 

В халатиках на выход

Балкон квартиры, где пока еще живет семья Байрамовой, легко узнать по количеству постиранного белья – большая семья с тремя маленькими детьми требует большой стирки. Стирать Рене приходится холодной водой – горячую год назад отключили за неуплату. Этот долг она умудрилась погасить, но смысла в этом особого нет – квартира все равно им больше не принадлежит. Детей Рена купает водой, нагретой на плите, при этом дети у нее всегда ходят чистыми и опрятными и учатся на "четверки" и "пятерки", отмечают соседи.   

Отсутствие горячей воды – смешные мелочи в сравнении с тем, что может ждать семью Байрамовой в будущем. Квартира, которую они купили в 2011 году за два миллиона рублей, юридически не принадлежит им уже три года. Еще в 2014 году Кировский районный суд принял решение расторгнуть кредитный договор из-за неуплаты. Рена утверждает, что о решении суда они с мужем узнали постфактум, когда решение было уже принято. "К нам просто пришел какой-то человек и сказал, что мне надо поехать в суд и забрать судебное решение. Мы его забрали и стали думать, что делать дальше, куда обращаться. Решили пойти к депутату Писному. Записались на прием, но тут мужа положили в больницу, и дальше у нас началась совсем другая жизнь…" – описывает начало своих злоключений Рена.

Каким образом суд мог заочно, в отсутствие ответчика, принять такое решение, да еще и при наличии в квартире трех несовершеннолетних детей, остается неясным.

В этой истории вообще много неясного. Юридической грамотностью семья Байрамовой явно не отличаются, по-русски говорят с переменным успехом, что сильно мешает разобраться, как вообще такая ситуация могла возникнуть и почему она так долго не решалась. Ясно лишь одно: рано или поздно Рену и троих ее детей из квартиры на улице Танкистов выселят, а другого жилья у Байрамовой нет. Глядя на этих маленьких черноволосых и черноглазых девочек и мальчика, кутающихся в байковые халатики, трудно себе представить, что они будут делать завтра и как будут жить…

 

В Россию с любовью…

История их семьи для переселенцев вполне традиционна. В Саратов Рена приехала в 2007 году из Азербайджана, из маленького поселка Аврора Ленкоранского района. Оттуда был родом и Салман, отправившийся на заработки в Россию несколькими годами ранее. За него родители Рены и решили выдать дочь замуж. Именно выдать: "У нас себе жен и мужей особо не выбирают, как родители решат, так и будет", – объясняет женщина особенности менталитета.

Несмотря на такой немного странный для европейского человека способ создания семьи, а также заметную разницу в возрасте, друг к другу Рена и Салман относятся с очевидной даже для постороннего человека теплотой.

Поначалу дела в Саратове у семьи Байрамовой шли хорошо, у Салмана был свой маленький овощефруктовый бизнес – две точки и магазин. Пока муж зарабатывал деньги, Рена сидела дома с детьми. Окончив с  красным дипломом медучилище по специальности акушерство, она так и не успела поработать. Сразу после замужества родилась Лейла, годом позже на свет появились близняшки Эльшан и Гульшан, девочка и мальчик. Все трое – граждане РФ, как и их родители.

Зарабатываемых Салманом денег семье хватало, поэтому в 2011 году семья Байрамовой решила, что настала пора приобретать собственное жилье, и взяла ипотечный кредит.

400 тысяч рублей первоначального взноса плюс 350 тысяч рублей материнского капитала отдали банку, и по 16 тысяч рублей платили исправно каждый месяц в течение трех лет.

Нормальный ход событий был нарушен болезнью Салмана. Три года он практически нигде не работал, а все заботы о содержании семьи легли на плечи жены. Вместо того чтобы помогать беременным женщинам разрешаться от бремени, как того требует ее профессия, худенькая, высокая и по-восточному красивая Рена словно взвалила их общее женское бремя на себя и, надев оранжевую "гастарбайтерскую" робу, принялась мести все, что попадалось под руку в радиусе нескольких километров. Проще говоря, Рена устроилась дворником в местную УК "Жилсервис", на балансе которой находится несколько многоэтажных домов на СХИ.

Женщина с восточным менталитетом, плохо говорящая по-русски, осталась в Саратове одна с тяжело болеющим мужем и тремя малышами на руках. Нужно было заботиться о муже в больнице, ухаживать за детьми и при этом работать, чтобы всех кормить.  

Кормить – Рена кормила, а вот за ипотеку уже не платила. С одной стороны, потому что не могла, с другой – каким-то образом до нее дошла информация, будто бы банка, в котором она брала кредит, юридически больше не существует, а о его правопреемнике она долгое время ничего не знала. И лишь в 2016 году ей стало известно, что ее кредит продан  АИЖК, когда к ней пришли судебные приставы.

В АИЖК в ответ на наш официальный запрос объяснили, что закладная Салмана Бахшиева была выкуплена агентством еще в 2011 году и все платежи по кредиту до середины 2013 года поступали именно в агентство. В пресс-службе АИЖК сообщили, что когда у заемщиков начались проблемы с выплатами, Агентство предприняло все необходимые меры, чтобы решить их до суда. Ведомство утверждает - на протяжении нескольких лет представители АИЖК вели переговоры с заемщиками на предмет урегулирования ситуации, в том числе разъясняли процедуру реструктуризации кредита и продажи заложенного по ипотеке имущества. Но они со своей стороны никаких реальных действий по погашению просроченной задолженности не предпринимали, на контакт не шли, в связи с чем АИЖК было вынуждено обратиться в суд.

Рена же клянется, что никаких переговоров с ней никто не вел и никаких уведомлений и разъяснений не присылал.

Так или иначе, документов с ее подписью, подтверждающих доставку уведомления, нам найти не удалось. Семья Байрамовой не исключает, что извещения могли приходить по адресу, где они были формально прописаны, но приходили или нет, они точно не знают. В АИЖК уточнили – уведомления отправлялись на оба адреса (и фактического проживания, и регистрации) заказными письмами с уведомлением о вручении, но адресатами получены не были. В наличии Агентства есть все необходимые подтверждающие документы, которые также предоставлялись в суд, заявили нашему информагентству в пресс-службе АИЖК. "Очевидно, что при получении извещений заемщики не явились в свое почтовое отделение за получением заказных писем. При этом суд также извещал их о дате и месте проведения судебного разбирательства, в итоге счел их отсутствие неуважительным", - говорится в комментарии.

По версии Рены, о том, что ее квартира выставлена на торги, она тоже ничего не знала.  Узнала опять же постфактум через соседку-юриста, которая увидела ее квартиру на торгах в интернете. Оказалось, что злосчастная "двушка" уже дважды проходила через торги, но поскольку ее никто не купил, она по закону автоматически перешла в собственность АИЖК.  

 

Квартиры для прокуратуры? 

Единственное извещение, которое имеется в бумагах Байрамовой, датировано июлем этого года. Через адвоката она отправила в АИЖК письмо. В письме Рена просила разобраться в ее ситуации и обещала возобновить платежи по кредиту. Ведь теперь Салман более-менее выздоровел и устроился работать в такси, сама она тоже работает, и супруги уверяют, что платить каждый месяц по 16 тысяч рублей им вполне по силам.

Но как рассказали нашему информагентству в АИЖК, ситуация на сегодняшний день такова, что ипотечный кредитный договор решением суда расторгнут и по нему взыскана задолженность, а все деньги, которые семья Байрамовой заплатила по кредитному договору в виде маткапитала и ежемесячных платежей не могут быть возвращены, т.к. учтены в счет исполнения обязательств по кредиту. То есть кредита как такового больше нет и платить по нему не получится.

При этом, по итогам принятия на баланс АИЖК имущества должника, не реализованного на публичных торгах в рамках процедуры исполнительного производства, Агентство перечислило положительную разницу суммы в Октябрьский районный отдел приставов города Саратова УФССП по Саратовской области.

Примерно то же самое говорится в ответе за подписью руководителя подразделения «Реализация залоговой недвижимости» господина Люкманова, который семья получила в июле и не оставил никаких шансов на урегулирование ситуации. В нем говорится, что исполнительное производство по реализации квартиры уже завершено (длилось, общей сложности, 2 года), а принудительное выселение через судебных приставов инициируется в самое ближайшее время по решению суда. При этом наличие несовершеннолетних детей и отсутствие иного пригодного для проживания жилья не является юридическим ограничением для выселения.

Стоит отметить, что по закону это действительно так.  Еще в 2015 году Конституционный суд РФ в споре должников и банкиров встал на сторону банкиров и подтвердил возможность изъятия ипотечной квартиры за неуплату взносов даже в том случае, если часть этой квартиры принадлежит несовершеннолетнему лицу. Так что наличие несовершеннолетних детей юридически не мешает банку выселить должника из ипотечной квартиры.

Кроме того, в письме говорилось, что АИЖК имеет обязательства о передаче занимаемого жилья некой сторонней организации, раскрывать которую авторы ответа не пожелали, сославшись на коммерческую тайну. И предложили семье Байрамовой добровольно освободить помещение, отметив, что согласно статье 95 Жилищного кодекса РФ органы местного самоуправления в случае выселения на улицу должны будут предоставить им маневренное жилье (известно, что никакого маневренного фонда у города Саратова на сегодняшний день нет – Ред.).

По совету соседей Рена снова побежала на прием к Леониду Писному. В ответ на его депутатский запрос АИЖК предложило Байрамовой выкупить у них квартиру по рыночной цене, которая на сегодня составляет чуть больше полутора миллионов рублей.

Ответ пришел за подписью управляющего директора АИЖК Алексея Ниденса. «В случае наличия заинтересованности заемщика в приобретении указанного имущества по рыночной стоимости считаем возможным рекомендовать заемщику обращаться в адрес уполномоченного представителя АО «АИЖК» банка ВТБ-24», - сообщается в письме.

Вместе с помощником Писного и сотрудником ИА "Взгляд-инфо" Байрамова отправилась в банк ВТБ-24, где сотрудник по имени Виталий сообщил ей, что выкупить квартиру не получится, поскольку она зарезервирована за… генеральной прокуратурой. В настоящий момент, пояснил сотрудник, у банка есть четыре проблемных квартиры, одна из которых, возможно, предназначена для областного прокурора Сергея Филипенко, который уже год вместе с семьей проживает в ведомственной гостинице. Кто из прокуроров будет жить вместо семьи Байрамовой и ее троих детей в убитых 45 квадратах в хрущевке в спальном районе, трудно даже представить…

В телефонном разговоре с корреспондентом ИА "Взгляд-инфо" сотрудник банка ВТБ-24 Евгений Кожемякин, с которым также общалась Байрамова в личной встрече, поспешно опроверг озвученную ранее информацию, сообщив, что это "какая-то ошибка" и что ни за какой прокуратурой квартира Байрамовой не зарезервирована. В любом случае, подчеркнул Кожемякин, решение о дальнейшей судьбе недвижимости будет принимать АИЖК, а банк ВТБ-24 лишь исполнитель. 

 

Под открытое небо

Сейчас рабочий день Рены начинается в 5 утра. Со всеми подработками она зарабатывает 25 тысяч рублей, еще около 10 тысяч приносит муж. Еще семья Байрамовой надеется на земельный участок, который им положен как многодетной семье. Продав его, они смогли бы вырученные деньги отнести в банк. Но участок пока не выделили, а тот, что дают без очереди, находится на выезде из Заводского района, на каком-то двадцать пятом квартале…    

Несмотря на отсутствие видимого выхода, адвокат Рены Байрамовой Александр Исаев надежды не теряет. Он готовит апелляцию на решение Кировского суда и собирается обжаловать действия судебных приставов. По его мнению, процедура торгов также могла проходить с нарушениями, поскольку их итоги не отражены в имеющихся у семьи Байрамовой официальных документах.

По словам адвоката, есть две категории неплательщиков: первые – это злостные, кто не платит за ипотеку в силу субъективных причин, вторые – кто объективно оказался в трудной жизненной ситуации. По мнению адвоката, его доверители относятся ко второй категории.

Несмотря на перспективу быть выселенными из квартиры прямо накануне зимних холодов, семья Байрамовой рук не опускает, даже приобрела недавно в квартиру новый добротный диван взамен старого разломанного – спать-то на чем-то надо…

"Они все, что у меня есть, больше у меня ничего нет", – говорит Рена, обнимая детей.

В ситуации, когда мир рушится, именно дети не дают ей сойти с ума или банально спиться, как это наверняка давно бы уже случилось в среднестатистической российской семье. От усталости Рена порой падает с ног. "Детям же не объяснишь, что в доме нет хлеба, им нужно кушать каждый день, а мне надо работать", – вздыхает она. Пока хлеб у детей есть, и есть даже фрукты – яблоки, груши, гранат, есть книжки и игрушки. Но что будет с ними завтра – не знает никто.

Соседи по дому Рену любят и помогают всем миром как могут – несут теплые вещи. Говорят, что такой старательной уборщицы у них еще не было. Иногда в порыве отчаяния женщина говорит, что ей лучше умереть, но потом быстро приходит в себя. На ее молодом лице уже заметны следы изможденности. Трудно представить, как она со всем справляется…

 

Куда смотрела опека?

Кто может помочь Рене и ее детям в ситуации, когда закон не на их стороне, сказать сложно. Сами заемщики своей вины перед банком не отрицают и обещают сделать все, что в их силах, чтобы пусть и запоздало, но выполнить все свои обязательства. Рена готова, что называется, лечь костьми, лишь бы квартира осталась за детьми.

По мнению Леонида Писного, единственного, кто не остался в стороне от ипотечной беды семьи Байрамовой, есть только один выход – стучать во все колокола, чтобы поднявшимся резонансом сподвигнуть кредиторов на поиск приемлемого решения.

"Не очень понятно, куда смотрели органы опеки и как просмотрели ситуацию, когда трое малолетних детей фактически остались без жилья. Я считаю, этой семье надо дать шанс, в связи с вновь открывшимися обстоятельствами руководство АИЖК могло бы собрать комиссию или совещание, тем более, люди хотят платить и от своих обязательств не отказываются. Очевидно, что для такой большой корпорации, как АИЖК, такой шаг, как реструктуризация платежа, не был бы слишком обременительным. Считаю, что топ-менеджерам агентства стоит обратить внимание на то, что в семье есть дети…" – обрисовал свое видение ситуации депутат.   

Есть ли у Эльшан, Гульшана и Лейлы в Саратове какое-то будущее или им пора искать себе участок для жизни и учебы где-то рядом с теплотрассой – совершенно неясно.

 

P.S. Когда материал был готов, из АИЖК пришел еще один комментарий. В нем говорилось, что единственный выход, который возможен для семьи Байрамовой – подать заявку на новый ипотечный кредит в сторонней кредитной организации, используя на первоначальный взнос средства от продажи имеющихся у них активов (например, земельного участка). Стать кредитором Байрамовой АИЖК вновь не сможет, поскольку заемщики не смогли погасить предыдущий кредит.

В агентстве не исключают, что в другом банке они смогут получить кредит - у каждого банка свои требования к заемщикам. Конечно, кредитная история у заемщиков испорчена. Но общественная поддержка и участие СМИ могут стать в данной ситуации своего рода поручителями.

"Если у заемщиков появляются финансовые проблемы, им следует сразу сообщать об этом в свой банк. В таких случаях АИЖК и другие кредиторы заинтересованы помочь своим заемщикам и готовы предложить различные варианты: кредитные каникулы, увеличение срока кредита, частичное списание штрафных санкций. Если проблема носит постоянный характер – добровольную продажу залогового жилья. Важно помнить, что, оформляя ипотеку, заемщики принимают на себя финансовые обязательства по ее выплате на длительный срок. Ни в коем случае не следует избегать общения с банком, когда проблема только возникает и еще есть возможность совместно найти пути ее решения, в том числе сохранить ипотечное жилье", - подчеркивают в АИЖК.

 

ИА «Взгляд-инфо» будет следить за ситуацией с выселением семьи Байрамовой из ипотечного жилья.

Поиск

Главный редактор ИА "Взгляд-инфо" — Николай Лыков

Copyright © Взгляд-инфо - Новости Саратова - свидетельство о регистрации ИА № ТУ 64-00291, выданное 11 июля 2011 года Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия по Саратовской области. При использовании материалов сайта - гиперссылка обязательна

Учредитель ООО "Медиа Мир"

Замечания и предложения направляйте по адресу [email protected]
Телефон:  (8452) 28-60-13

Адрес редакции и учредителя:
410031, Саратов, ул. Комсомольская, 52.

Разработка и поддержка - Вячеслав Павлов