Взгляд-онлайн

Кубанский судейский хор
25.10.2018 - 13:00

Вчера, 24 октября, прошел ровно месяц, как был обнародовал указ президента России Владимира Путина о назначении Федора Телегина председателем Саратовского областного суда. Новому руководителю местной Фемиды досталось нелегкое наследство. В то время как в других регионах страны суды живут и здравствуют более-менее спокойно, в Саратовской области судебную систему под председательством выходца из Краснодара Василия Тарасова в последние годы серьезно лихорадило. Число скандалов с участием судей вышло за пределы, безопасные для репутации суда как важнейшей ветви государственной власти. Члены и даже руководители корпорации дошли до публичных преследований за неприятные комментарии в свой адрес на интернет-форумах и спетые невпопад частушки. Возбужденное по обращению и.о. председателя областного суда Евгения Шепелина уголовное дело частушечницы-"экстремистки" Натальи Ковалевой стало яркой главой истории под названием "Саратовская судебная система, краснодарская версия". Впрочем, куда более губительной для имиджа суда была предыдущая глава этой же саги – уголовное дело судьи Стасенкова. Если новый председатель областного суда ставит целью вернуть важнейшему государственному органу в регионе репутацию и общественное уважение, то "краснодарский том" этой летописи, со всеми нравами и порядками, необходимо срочно отправить в утиль.

 

Сегодня "период имени Василия Тарасова" в истории Саратовского областного суда по факту завершен. Для того чтобы не повторять ошибок этого этапа, самим работникам судебной системы и саратовской общественности необходимо разобраться в том, какие действия и подходы привели к сложившейся ситуации.

Скорее всего, взгляд на нее изнутри будет несколько отличаться от того, что видит профессиональное юридическое сообщество, правоохранители, средства массовой информации и, в конечном счете, население. Но основных опорных точек в любой системе всегда немного.

В случае с "краснодарским наследием" они понятны уже сейчас. Это странная кадровая политика, которая, по мнению многих, игнорировала нормы этики и мирилась с конфликтом интересов, землячеством ("рекрутирование кубанцОв" в терминологии самого Тарасова – из Краснодарского края он привез, по меньшей мере, 10 судейских менеджеров), кумовством. Вскрывшееся существование системы кураторства. Использование некоторыми руководителями суда своих возможностей для сдерживания действий обеспокоенных ситуацией общественников и медиа. Асимметричные ответы представителям других ветвей власти.

С какой стороны не погляди, этот набор выглядит негативно, и в суде ему точно не место. Но все эти методы в последние годы для руководства облсуда были, увы, реальной практикой.

 

Любчикова vs Стасенков

С приходом на должность председателя Саратовского областного суда Василий Тарасов начал менять руководящую команду. Практика обычная и нормальная. Но в нашем случае у наблюдателей и общественности сразу появились вопросы, поскольку многие кадровые решения выглядели вызывающе.

Так, судьей областного суда в Саратове и членом комиссии по приему квалификационного экзамена на должность судьи при Тарасове быстро сделалась малоизвестный адвокат из Краснодарского края Виктория Калюжная, до это не работавшая даже судьей. А рядовой судья (!) Абинского районного суда Евгений Шепелин в Саратове с ходу стал заместителем председателя областного суда, а впоследствии назначен руководителем комиссии по связям со средствами массовой информации Совета судей Российской Федерации.

Судьями при Тарасове становились или планировали сделаться лица, долгое время работавшие в строительной отрасли с теми, кто привел Саратовскую область в число лидеров страны по проблеме обманутых дольщиков. Если бы не принципиальность саратовской общественности, эти люди смогли бы обзавестись мантиями. Но руководство облсуда на удивление спокойно относилось к сомнительному прошлому кандидатов.

Так, оно попыталось переназначить мировым судьей бывшего начальника юридического отдела скандально известной фирмы "Геотехника-ФИН" Аллу Афонину. В результате деятельности этой конторы 700 (!) саратовских семей пополнили ряды обманутых дольщиков. Руководитель фирмы до сих пор скрывается от правосудия. Однако этот факт биографии претендента на судейскую мантию совершенно не произвел впечатления ни на руководителей областного суда, ни на квалификационную коллегию судей (ККС) во главе с Татьяной Васильевой. Коллегия без проблем утвердила Афонину. Если бы следствие взялось проверить саму госпожу Афонину на предмет причастности к мошенничеству, судейская мантия могла бы обеспечить ей иммунитет и существенно осложнить работу следственных органов. Лишь благодаря принципиальной позиции депутатов регионального парламента эта попытка переназначить Афонину была, к счастью, предотвращена.

Другой схожий пример – назначение бывшего начальника юридического отдела Фонда жилищного строительства и генерального директора ОАО "ФЖС" Артема Григорашкина мировым судьей во Фрунзенский район. Кандидат указал данные о том, что занимал административно-распорядительную должность и участвовал в заключении сделок с дольщиками, которые в итоге были обмануты (по вине руководства фирмы и деньги, и жилье потеряли 300 семей). Этот факт биографии Григорашкина тоже совершенно не заинтересовал ККС. Более того, его без всяких проблем рекомендовали на должность федерального судьи Заводского района Саратова и даже направили его документы в Администрацию президента. Хотя все без исключения органы знали биографию кандидата.

Позднее судье Григорашкину пришлось отозвать заявление на должность федерального судьи и подать в отставку, когда обманутые участники долевого строительства начали обращаться в АП и следственные органы с официальными заявлениями.

Сам факт того, что высокое саратовское судейское руководство спокойно пропустило через свой фильтр таких личностей, представляется не то что красноречивым, а скорее вопиющим.

В результате этой политики "широко закрытых глаз" в Саратовской области сложилась откровенно негативная ситуация, когда судьи, к которым у общественности и правоохранительных органов впоследствии возникали вопросы, оставались ценными кадрами системы. А честные и справедливые служители Фемиды, наоборот, уходили. Как, например, Елена Любчикова, бросившая вызов системе и отторгнутая ею как чужеродный элемент.

Подобная кадровая политика не могла реализовываться бесконечно долго без значимых последствий. И они, увы, в итоге не заставили себя ждать.

Сегодня "период имени Василия Тарасова" в истории Саратовского областного суда по факту завершен. Для того чтобы не повторять ошибок этого этапа, самим работникам судебной системы и саратовской общественности необходимо разобраться в том, какие действия и подходы привели к сложившейся ситуации.

Одним из самых громких и скандальных результатов стала история Владимира Стасенкова. Могущественный и неуязвимый "лучший судья области" задержан с 5 миллионами рублей в автомобиле с "решалой". Теперь Стасенков обвиняется по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере). Его уголовное дело сейчас рассматривается в областном суде соседней Пензы.

Характерная деталь судебной системы времен Василия Тарасова: Стасенков был задержан 26 февраля 2016 года, а уже 1 марта 2016 года было рассмотрено его прошение об отставке. Почему коллегией не было открыто дисциплинарное производство для выяснения всех обстоятельств до рассмотрения вопроса об отставке, остается только догадываться. Только 30 июня 2017 года решением областной ККС эта отставка была приостановлена. Таким образом, больше года после задержания за подозрение в совершении коррупционного преступления Владимир Стасенков продолжал получать денежное содержание федерального судьи.

Если его признают виновным в совершении инкриминируемых преступлений, то рассмотрит ли областная ККС или судебный департамент вопрос о возврате уже выплаченных денежных средств?

 

Вассалы императора

Кроме сомнительных назначений по далеким от государственных интересов критериям, "краснодарская версия" саратовского правосудия при Тарасове отметилась и давлением на судей. Ярким публичным выражением этой практики стало увольнение упоминавшейся Елены Любчиковой. Именно она впервые рассказала общественности о системе кураторства, при которой судьи стали зависимы от решения вышестоящих руководителей. Превратились в своего рода вассалов при императоре в мантии.

Характерная деталь судебной системы времен Василия Тарасова: Стасенков был задержан 26 февраля 2016 года, а уже 1 марта 2016 года было рассмотрено его прошение об отставке. Почему коллегией не было открыто дисциплинарное производство для выяснения всех обстоятельств до рассмотрения вопроса об отставке, остается только догадываться.

Императоры, как правило, переносят критику плохо. ЕСПЧ многократно провозглашал, что критика в отношении судей допустима, ее пределы могут быть широки, она может быть даже шокирующей, дабы отправляющий правосудие и вершащий судьбы людей человек в мантии всегда чувствовал себя под пристальным контролем общественности. Быть терпимее и не подавать иски в личных целях представителей сообщества призывал и секретарь Пленума Верховного суда РФ Виктор Момотов. Ведь решение подобных вопросов в судебном порядке "ставит судебную систему в двусмысленное положение" и привносит в судейское сообщество "атмосферу конфликтности и разобщенности". И именно судьи должны "демонстрировать образцовую способность" к внесудебному урегулированию конфликтов.

Но в Саратове все эти рекомендации будто не слышали. А может быть, считали, что они относятся к рядовым судьям, но не к руководящему составу... В любом случае некоторые действия высокопоставленных членов саратовского судейского сообщества имеют шансы в будущем попасть в учебники для молодых юристов – в качестве примеров как не следует себя вести тем, кому надлежит быть выше собственной обидчивости во имя служения Закону. Поскольку саратовские судьи не стали внимать примеру "быть терпимее" и "не подавать иски в личных целях", то примеров этих набралось уже на целую главу учебника.

Здесь и иски к неугодным СМИ, и требования выдать имена и фамилии комментаторов, пишущих на форумах не то, что хотелось бы прочесть, и даже обращение в правоохранительные органы с требованием привлечь за экстремизм (!) исполнителя частушек.

Это было бы, конечно, смешно, если бы не было так печально. По крайней мере, исковое заявление зампреда областного суда Виктора Журавлева к нашей редакции и некоторые подробности состоявшегося затем судебного процесса – являются выразительной иллюстрацией того, к каким последствиям может привести нежелание судьи быть терпимее.

Начнем с того, что г-н Журавлев с самого начала умудрился поставить своих подчиненных судей в неловкое положение. Он подавал иск к редакции как гражданское лицо, но указал в заявлении вместо домашнего адреса адрес областного суда. А когда на процессе у представителя Виктора Журавлева адвоката Владислава Бургучева спросили, как заявление его доверителя попало в суд, было ли оно доставлено нарочным или истец прибегал к помощи Почты России, тот ответил, что это… не имеет значения. По мнению адвокатов нашей редакции, такой ответ заставляет предположить, что председательствующий судья Серов получил заявление своего шефа каким-то иным, неведомым официальному протоколу способом.

На очевидные же замечания относительно формы искового заявления и указанного "места жительства" Журавлева последовали комментарии в стиле "все хорошо, нарушений нет". Причем разместили их на сайте областного суда, как в блоге или на личной странице в соцсети какого-нибудь адвоката. А в самом деле тем временем странным образом стали появляться документы, которые ни одной из сторон не приобщались.

Если даже в таких деталях судьи показывают обществу свое истинное отношение к закону, то можем ли мы на самом деле рассчитывать на подлинное правосудие?

Всё это навело нашу редакцию на мысль, что надеяться на справедливое решение в споре с высокопоставленным судьей и его союзником в Высшей квалификационной коллегии судей Василием Тарасовым не стоит.

Редакция ни в коей мере не умаляет право самих судей как граждан России на судебную защиту. Но реализация этого права, безусловно, должна осуществляться с соблюдением всех принципов равенства, состязательности процесса, недопустимости использования своего служебного положения в личных целях.

Судебная тяжба со СМИ – не первый публичный конфликт с институтами гражданского общества. К примеру, члены областной Общественной палаты недавно решили воспользоваться своим конституционным правом свободно присутствовать на открытом судебном заседании и отправились в суд поддержать Дмитрия Миненкова. Но для судьи Евгения Шепелина это стало поводом для обращения в следственные органы с жалобой на... давление на суд.

Аналогичные жалобы поступали и на общественницу Светлану Мартынову, когда та слишком часто позволяла себе критиковать недостатки работы судебной системы.

 

Месть через "аналитика"?

Инструментарий "ответов" служителей Фемиды "кубанского призыва" тем, кто мешал им реализовывать свою версию правосудия, не исчерпывался только исками в суды или жалобами в следственные органы. По мнению некоторых юристов, периодически использовался и такой экзотический способ "воспитания" неугодных, как демонстративная поддержка разного рода деятелей. В этом смысле нельзя не вспомнить пример так называемого "финансового аналитика" Веры Шульковой. Совпадение это или нет, но именно в отношении Шульковой, питающей сильную антипатию к нашему информагентству, областной суд дважды признавал незаконным возбуждение уголовных дел. Это редчайший случай в судебной практике не только Саратовской области, но и всей страны. Такие решения привели к прямым убыткам казне: Шульковой дважды выплачивалась денежная компенсация, по 100 тысяч рублей каждая.

Еще одному "аналитику", работнику пиар-агентства "Общественное мнение" Сергею Вилкову был вынесен оправдательный приговор по уголовному делу о клевете на депутата Саратовской областной думы Сергея Курихина и выплачена компенсация 150 тысяч рублей.

Странности по делу начались с рассмотрения дела уже в первой инстанции, когда мировая судья Инга Свободникова сначала огласила один вариант приговора (полная видеозапись оглашения имеется в распоряжении редакции), а выданная позже сторонам письменная версия этого же приговора значительно отличалась от ранее озвученной.

Показательным является реакция органов судейского сообщества и суда на данный факт. Приговор, как можно судить, был дописан и изменен вне совещательной комнаты.

Это было бы, конечно, смешно, если бы не было так печально. По крайней мере, исковое заявление зампреда областного суда Виктора Журавлева к нашей редакции и некоторые подробности состоявшегося затем судебного процесса – являются выразительной иллюстрацией того, к каким последствиям может привести нежелание судьи быть терпимее.

И областная ККС, и Совет судей, и Саратовский областной суд в ответ на жалобы на судью Свободникову написали стандартную для них формулировку о том, что не вправе вмешиваться в деятельность по отправлению правосудия, и рекомендовали включить эти доводы в апелляционную жалобу, что и было сделано стороной потерпевшего.

Что сделал суд апелляционной инстанции в лице судьи Фрунзенского суда Саратова Ольги Бобровой с такими дополнениями к апелляционной жалобе? Правильно… Просто отказал в принятии их к рассмотрению и оставил ранее вынесенный приговор без изменения.

Но казус правосудия по-саратовски состоит еще и в том, что Сергею Курихину об этом решении стало известно еще накануне апелляционного заседания. И не от кого-нибудь, а от супруга председательствующей судьи Ольги Бобровой, который при встрече с Курихиным выражал сожаление о том, что все будет именно так. При этом последующие заявления об отводе судьи были отклонены без каких-либо подобных обоснований.

И Шульковой, и Вилкову присудили компенсации, несмотря на то, что они не были под арестом, и в их отношении государство не совершало действий, ограничивающих свободу. Судя по практике, при аналогичных обстоятельствах размер взыскания компенсаций обычно значительно ниже и не превышает в среднем 10 тысяч рублей.

В таких обстоятельствах принятые в отношении этих двух лиц решения, на наш взгляд, выглядят как показательный судейский ответ в адрес неугодного СМИ и лично Сергея Курихина.

По его мнению, которое он неоднократно высказывал публично, решения по делам Шульковой и Вилкова – это своего рода "наказание" для депутата от руководства облсуда. За принципиальную позицию на заседаниях думской комиссии по государственному строительству и местному самоуправлению и отклонение целого ряда кандидатур мировых судей, так или иначе дискредитировавших себя в течение своей предыдущей профессиональной деятельности. Подобные действия выглядят и могут быть расценены как воспрепятствование законной депутатской деятельности, считает Сергей Курихин.

 

Поднимите ей веки

Если предположить, что перед нами действительно нечто вроде "мести", то причины ее в целом понятны. Ведь ИА "Взгляд-инфо" традиционно не ограничивается политкорректными и подобострастными публикациями о деятельности областного судейского корпуса, а сообщает общественности обо всех событиях, заслуживающих ее внимания. Даже если эти события не так респектабельны, как хотелось бы самим судьям и их подручным.

Так, мы посчитали своим долгом сообщить читателям о том, что известный в городе "решальщик" Виталий Солдатов, просивший у бизнесменов два миллиона рублей за положительное решение апелляции, представлялся "племянником" председателя областной ККС Татьяны Васильевой. Сама Васильева на посту главы ККС устроила в коллегии дела таким образом, что за "дубликатность" решений и многочисленные отписки коллегию стали называть "правосудием под копирку".

При г-же Васильевой коллегия в упор не видела ничего из того, что происходило в ее непосредственной близости. Ни нарушений судебной этики со стороны отдельных судей, ни возможной коррупционной составляющей в их действиях, ни возможного конфликта интересов председателя с собственным мужем. Дело в том, что супруг Татьяны Васильевой Александр Васильев возглавляет в правительстве области комитет по обеспечению деятельности мировых судей.

На наш запрос коллегия просто сослалась на решение правительственной комиссии, не усмотревшей в положении супругов Васильевых следов указанного конфликта. В этой связи уже не кажется удивительным, что госпожа Васильева долгое время умудрялась оставаться в неведении о том, к примеру, что отец претендента на кресло мирового судьи Андрея Николаева совмещал адвокатскую практику со статусом судьи.

Эти и многие другие факты мы посчитали своим долгом сообщить читателям, поскольку речь идет в конечном итоге о благополучии общества. В ситуации, когда для некоторых лиц это благополучие намного менее значимо, чем иные вопросы, раздражение и гнев по поводу неугодного СМИ и его издателя вполне объяснимы.

***

22 октября стало известно, что Татьяна Васильева больше не возглавляет Квалификационную коллегию судей Саратовской области. Информацию об этом распространила пресс-служба областного суда.

Как отмечается в сообщении, такое решение было принято на заседании Совета судей, которое состоялось 19 октября. "В связи с назначением на должность судьи Двенадцатого арбитражного апелляционного суда досрочно прекращены полномочия члена Совета судей Саратовской области Елены Пузиной. Членом Совета судей Саратовской области от судей Арбитражного суда Саратовской области избрана судья Татьяна Викленко. Советом судей области также были приняты решения о прекращении полномочий члена, председателя Квалификационной коллегии судей Саратовской области Татьяны Васильевой, а также Виктории Калюжной и Ольги Деминой, членов экзаменационной комиссии Саратовской области по приему квалификационного экзамена на должность судьи", – сообщает пресс-служба.

Как уточнили ИА "Взгляд-инфо" в пресс-службе облсуда, госпожа Васильева покинула свой пост по собственному желанию.

А Василий Тарасов теперь поднимает правосудие в Воронежской области. Кстати, вместе с земляком-кубанцОм покинуть наши пределы решила и упоминавшаяся Виктория Калюжная. Теперь эта дама, получив за время пребывания в Саратове убедительные строки в резюме, занимает должность заместителя председателя Воронежского облсуда. Вот такая в Краснодарском крае оказалась "кузница кадров".

Саратову же предстоит усвоить уроки, полученные за годы пребывания в облсуде "кубанской" команды. Саратовская Фемида должна вспомнить, зачем она держит в руках весы и для чего у нее завязаны глаза. Надеяться на это позволяет и приход на должность председателя Первого окружного кассационного суда Николая Подкопаева.

Усиление и обновление высшей судебной власти в Саратове – позитивный процесс. Хочется надеяться, что с приходом нового руководителя в лице Федора Телегина перечисленные подходы, методы и нравы будут осознаны и изжиты. А "прозаседавшиеся", а точнее, "прозасудившиеся" персоны получат по заслугам и не будут впредь определять своими поступками репутацию и авторитет областного суда.

Завтра, 26 октября, Федор Телегин будет участвовать в заседании ККС области, первом после отставки Татьяны Васильевой. Наше агентство планирует вести репортаж.

Поиск

Главный редактор ИА "Взгляд-инфо" — Николай Лыков

Copyright © Взгляд-инфо - Новости Саратова - свидетельство о регистрации ИА № ТУ 64-00291, выданное 11 июля 2011 года Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия по Саратовской области. При использовании материалов сайта - гиперссылка обязательна

Учредитель ООО "Медиа Мир"

Замечания и предложения направляйте по адресу [email protected]
Телефон:  (8452) 28-60-13

Адрес редакции и учредителя:
410031, Саратов, ул. Комсомольская, 52.

Разработка и поддержка - Вячеслав Павлов