Взгляд-онлайн

Территория промышленного пессимизма
06.11.2018 - 09:50

Формат коллективного видеообращения к президенту Владимиру Путину для граждан нашей страны становится обычно крайней мерой. Такой шаг свидетельствует о том, что все способы повлиять на ситуацию и подвигнуть на результативные действия местную власть были исчерпаны и оказались бесполезными. 2 ноября 2018 года с видеообращением к главе государства выступил коллектив Саратовского завода резервуарных металлоконструкций (АО "АП РМК"). Руководство и рабочие просят главу государства не допустить крах предприятия. Это событие, негативное и само по себе, выглядит еще хуже с учетом фона, на котором оно произошло. А именно, решения "Бритиш Американ Тобакко" закрыть в Саратове свою табачную фабрику и намерения "Саратовского молочного комбината"вывести производство из региона. Такая цепочка событий заставляет задуматься о том, что же дает населению "надзор" за промышленностью со стороны "семи нянек" в областном правительстве. В кризисных ситуациях часто вдруг выясняется, что у чиновников нет ни ресурсов, ни рычагов, чтобы воздействовать на положение дел. Если же вспомнить о длинном перечне заводов-банкротов последних лет, то РМК, табачная фабрика и молочный комбинат начинают выглядеть вершиной айсберга, в сторону которого дрейфует "Титаник" саратовской промышленности с веселящимися чиновниками на борту.

 

Намерение международной компании закрыть свою табачную фабрику в Саратове вызвало у населения целый спектр мнений и эмоций. Одни обрадовались, что предприятие, к которому было много вопросов у экологов и населения, перестанет воздействовать на атмосферу города. Другие вспомнили о рабочих местах и многомиллионных налоговых выплатах в бюджеты разных уровней. Никто, увы, не задался вопросом о том, почему же это событие стало таким неожиданным для областной власти. В структуре регионального правительства есть четыре ведомства, которые занимаются надзором за экономическим полем - министерства промышленности, экономики, строительства и сельского хозяйства. По логике вещей они должны узнавать о планах бизнес-структур хотя бы не из СМИ. На деле получается, что представители министерств и ведомств всегда готовы разрезать ленточки на торжествах, но разводят руками, когда речь идет о проблемах и кризисах.

 

Реальность против отчетности

По официальным данным, в Саратовской области нет спада промышленного производства, и даже есть рост. Больше всего, по данным за 9 месяцев 2018 года, выросла добыча сырой нефти (9,6%), выпуск мясных полуфабрикатов (47%), молока (14%), спецодежды (11%) и синтетических волокон (33%). При этом традиционно в последние годы в загоне пребывает производство стройматериалов, где по целому ряду позиций по сравнению с неблестящим периодом прошлого года идет спад, причем в ряде случаев на десятки процентов (к примеру, кирпич - минус 32%, бетон - минус 35%).

Вроде как благополучную картину статистики и заявлений чиновников портят вести из реальности, отраженные в заголовках саратовских интернет-изданий. Названия некоторых статей быстро меняют восприятие ситуации: "Антипромышленная политика: кому выгоден окончательный крах завода РМК?", "Область банкротства: список саратовских предприятий, висящих на волоске", "Лифтостроение в Саратовской области похоронено заживо. В очередной раз", "Взрывоопасная бедность: 6 негативных признаков в саратовской экономике" и так далее.

Несмотря на общую ситуацию в стране и в регионе, областные чиновники живут в собственном мирке стабильности и благополучия. И это понятно - их зарплаты, по большому счету, не зависят от экономического развития территории, которой они самонадеянно взялись управлять.

В середине лета в статье "Право против семейственности" мы писали о непростой ситуации, сложившейся на Саратовском комбикормовом заводе и Татищевской птицефабрике, сменивших владельцев. Между прежними и новыми владельцами возник корпоративный конфликт. Но органы власти, ответственные за развитие экономики в регионе, тем временем демонстрировали олимпийское спокойствие. Вели себя, будто иногородние и иностранные инвесторы стоят толпами на границе Саратовской области с огромными деньгами, умоляя разрешить им финансировать саратовские сельхозпредприятия. По факту, увы, это не так. К примеру, в банкротстве находится крупнейший свинокомплекс  Саратовской области ООО "Рамфуд - Поволжье".

Вообще простое перечисление местных предприятий, которые прошли через процедуру банкротства или застряли в этом статусе, производит гнетущее впечатление. Еще больше оно усиливается от того, что среди банкротов много тех, что выдержали даже "лихие 90-е", когда по всей стране обрушились тысячи предприятий. Однако сложности новейшего времени и странная политика региональной власти загнали местные предприятия в тупик.

В списках банкротов можно встретить настоящие легенды региональной промышленности, такие как Саратовский завод резервуарных металлоконструкций, балаковский завод "Волжский дизель имени Маминых", марксовский "Волгодизельаппарат". Также в перечнях банкротов в разные годы можно было увидеть "Роспечать", "Хвалынский завод гидроаппаратуры", ЗАО "Саратов", "Завод-Волгопромвентиляция", "Балаковский завод металлоконструкций", "Саратовский радиоприборный завод", "Завод керамзитобетонных изделий", Энгельсский трубный завод, группу "Астэк-С", "Ямал-ЛТД", балашовский "Трубопрокатный завод" и многие другие названия.

В результате около года назад Саратовская область умудрилась попасть в число лидеров России (!) по банкротствам юридических лиц. В исследовании Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования "Высшей школы экономики" губерния оказалась в числе 25% регионов страны с наихудшей ситуацией.

Зачем в областном правительстве вообще столько отдельных министерств, если все они так или иначе занимаются "курированием" одного экономического поля и постоянно на нем пересекаются? Выпуск продуктов питания на фабриках и заводах - это такая же промышленность, как и производство кирпичей, станков, запчастей для машин или спецодежды.

Минувшим летом стало известно, что за январь-май 2018 года число банкротств физических лиц и индивидуальных предпринимателей в Саратовской области выросло на 48%.

Согласно этим данным, в нашей области было зафиксировано 63 банкротства на 100 тысяч населения, что гораздо выше среднероссийского показателя - 45 банкротов на 100 тысяч человек.

В сентябре на встрече с предпринимателями в рамках деловых завтраков "Опоры России" основатель и генеральный директор мебельной фабрики "Мария" Ефим Кац говорил о том, что из-за кризиса предприятию пришлось сокращать персонал.

В одном из документов Саратовстата указано, что численность занятых в обрабатывающих производствах в регионе в 2012-2015 годах лишь снижалась — со 176 тысяч человек в 2012-м до 167 тысяч в 2015-м. Покрыта сумраком недоговоренности и тема простоев на местных заводах. Не все они в последние годы в разные периоды работали на полную загрузку, но эти обстоятельства портят картину "стабильности", поэтому тоже публично особо не обсуждаются.

 

Дорогая имитация

Несмотря на общую ситуацию в стране и в регионе, областные чиновники живут в собственном мирке стабильности и благополучия. И это понятно - их зарплаты, по большому счету, не зависят от экономического развития территории, которой они самонадеянно взялись управлять.

Нарастающая бедность саратовского населения, стагнация и упадок в ряде отраслей, громкие корпоративные конфликты и скандалы в реальном секторе (в "Торэксе", на комбикормовом заводе, на заводе РМК, ранее на "СЭПО"), вал банкротств местных предприятий - все это, похоже, волнует саратовских бюрократов намного меньше, чем вопросы глобальной экономики. К примеру, министр экономики Юлия Швакова на одном из недавних заседаний правительства отметилась публичным прогнозом о "жесткой посадке" китайской экономики.

Простое перечисление местных предприятий, которые прошли через процедуру банкротства или застряли в этом статусе, производит гнетущее впечатление. Еще больше оно усиливается от того, что среди банкротов много тех, что выдержали даже "лихие 90-е", когда по всей стране обрушились тысячи предприятий.

Зачем в областном правительстве вообще столько отдельных министерств, если все они так или иначе занимаются "курированием" одного экономического поля и постоянно на нем пересекаются? Выпуск продуктов питания на фабриках и заводах - это такая же промышленность, как и производство кирпичей, станков, запчастей для машин или спецодежды. Для того, чтобы "курировать" это направление, достаточно одного министерства. Однако в нашем случае есть еще министерство сельского хозяйства, которое надзирает за "своим" сектором промышленности и при случае отчитывается об успехах. Наблюдением за производством стройматериалов по старой памяти занимается минстрой. А об успехах промышленности в целом и новых заводах всегда не против рассказать при случае еще и министерство экономики. Как говорят в таких случаях, "у победы много отцов, поражение всегда сирота".

Если кризис продлится, мы, возможно, сможем увидеть картину драк министров экономического блока за возможность присутствовать на мероприятиях или за право выступить с докладом о новом инвестиционном проекте на заседании. С криками "Это мое министерство послало письмо потенциальному инвестору!", "Нет, не твое - мое!". Оправдывать же расходы на свои рабочие места, зарплаты, кабинеты, автомобили перед областной думой как-то надо...

Радаев и его министры хвалятся ростом инвестиций, приводя в пример конкретные цифры в рублях. Но при этом забывают вспомнить, что абсолютно все расходы что для граждан, что для бизнеса за последние годы кратно выросли. Несмотря на громкие слова про импортозамещение, местный бизнес и федеральные компании, инвестирующие в регион, по-прежнему часто используют импортное оборудование, комплектующие, программное обеспечение и даже сырье. Тем временем, доллар в 2018-м по сравнению с 2011-м стоит в рублях вдвое больше. А следовательно, на столько же подорожали все импортные составляющие бизнес-процессов. Кроме того, выросли затраты на зарплаты персоналу, налоги, цены на топливо и другие расходные статьи. Почему же этот простой факт вообще не принимается во внимание?

Власть делает много бодрых заявлений, но ответы на действительно важные вопросы по-прежнему никто не дает. Сергей Лисовский, занимая пост министра промышленности, общался с прессой не реже раза в квартал, давал комментарии и интервью. Сменивший его Максим Шихалов в целом сохранил этот вектор. Нынешний министр Андрей Куликов в свете своих личных проблем вообще предпочитает особо "не отсвечивать". Тем временем, как уже говорилось, количество крупных и средних предприятий-банкротов в регионе исчисляется десятками. Какие из них уже никогда не оправятся от проблем и потеряны безвозвратно? Какие продолжают работать даже в статусе банкрота? Каковы шансы вернуться к жизни у тех, что зависли "между жизнью и смертью"? Есть ли успехи в импортозамещении, если да, то какие? Главный вопрос: почему работа действующих предприятий, громадные - якобы - инвестиционные проекты и маховик экономического роста так слабо влияют на благосостояние жителей области? Почему, если все так замечательно в экономике региона, как нам пытаются представить, у населения Саратовской области по-прежнему низкие зарплаты и оно регулярно попадает в лидеры рейтингов бедности и просроченных долгов перед банками?

 

Опасный самообман

В связи с кризисными явлениями в экономике вопросов к региональной власти сейчас намного больше, чем ответов. Министры занимаются то собственным пиаром, то поездками на форумы, то провоцируют социальное напряжение, делая глупые заявления, подобные тем, которыми прославилась на всю страну экс-министр Наталья Соколова.

Результаты налицо: на днях Саратовская область стала аутсайдером рейтинга бюджетной обеспеченности. По объему бюджетных средств на одного жителя губерния опустилась на последнее (14-е) место в ПФО и стала одним из анти-лидеров (83-е место) в целом по стране. Такая информация содержится в базе данных и рейтингах "Открытого бюджета".

По состоянию на август 2018 года, бюджетные доходы на одного жителя губернии составили 26,9 тыс. рублей, расходы – 25,9 тыс. рублей.

Показатели доходной части свидетельствуют о том, что региональные власти не могут обеспечить достаточный уровень поступлений в казну, а это является интегральным барометром развития экономики. Экс-министр экономики области Александр Степанов объяснил "Взгляду" эту ситуацию в том числе "перекосом на социальные обязательства" в областном бюджете: "Мало денег идет на развитие экономики. Очень много дороги "тянут", а экономике достается меньше всех".

Из-за того, что все министерства экономического блока предпочитают рисовать на публике картины благополучия, саратовская общественность не понимает, как обстоят дела в промышленности на самом деле. Заводы - не торговые центры, просто так туда не придешь, чтобы узнать обстановку. Многие из них работают на оборонку, данные об их производстве засекречены либо не раскрываются в общедоступных сведениях Саратовстата.

Если ситуация в промышленности области хуже, чем та картина, которую населению создают областные чиновники, то и меняться в худшую сторону она может начать быстрее. Намного быстрее, чем местные министры успеют составить по этому поводу свои отчеты.

Поиск

Главный редактор ИА "Взгляд-инфо" — Николай Лыков

Copyright © Взгляд-инфо - Новости Саратова - свидетельство о регистрации ИА № ТУ 64-00291, выданное 11 июля 2011 года Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия по Саратовской области. При использовании материалов сайта - гиперссылка обязательна

Учредитель ООО "Медиа Мир"

Замечания и предложения направляйте по адресу [email protected]
Телефон:  (8452) 28-60-13

Адрес редакции и учредителя:
410031, Саратов, ул. Комсомольская, 52.

Разработка и поддержка - Вячеслав Павлов