Взгляд-онлайн

Решительные люди
16.11.2018 - 16:00

Чинопочитание в России всегда стоило дороже отдельной человеческой жизни. Ради него лизоблюды шли на любые преступления. Барыня "прикажет-с" – и холопа до смерти запорют на конюшне, а его немытую голову на блюдечке с каемочкой принесут... Примерно так произошло с бывшим зятем скандально известной саратовской "барыни" Марины Алешиной и отцом троих ее внуков Александром Кретовым, которого добродушная и вечно улыбающаяся Марина Владимировна, по его словам, отправила "на рудники" за почудившуюся попытку слить информацию о происхождении многомиллионного состояния семьи.  А высокий статус и связи в правоохранительных и судебных кругах ей в этом, наверное, помогли. О подробностях этой истории местная пресса до сих пор писала украдкой – слишком неприступным и токсичным казалось "осиное гнездо" ГФИ. Да и в отсутствие первоисточника в ее реальность трудно было даже поверить. Но вот поверить пришлось – Александр Кретов согласился с нами поговорить…

 

По телефону из другого города своей единственной причиной не-отказа от общения с нами Александр назвал не обиду, и даже не месть за искалеченное здоровье и жизнь (которая, на наш взгляд, в данной ситуации была бы совершенно оправданной). А жажду хоть какого-то подобия справедливости, которой он, по его словам, уже не чаял дождаться до публикации нашего агентства.

В преддверии повествования о финансовых семейных махинациях небольшое "лирическое" отступление: с парнем поступили настолько чудовищно, что эта жестокость просто не укладывается в голове. Именно поэтому то, чего так боялась высокопоставленная теща Кретова, случилось.

Обвиненный кланом Алешиных в вымогательстве в особо крупном размере и отсидевший срок сначала в саратовской, а затем и в томской колонии, Александр своей вины так и не признал. И считает свое уголовное дело полностью сфабрикованным самой главным федеральным инспектором и сотрудниками правоохранительных органов, находившимися под ее неусыпным надзором. 

В преддверии повествования о финансовых семейных махинациях небольшое "лирическое" отступление: с парнем поступили настолько чудовищно, что эта жестокость просто не укладывается в голове. Именно поэтому то, чего так боялась высокопоставленная теща Кретова, случилось. Доводить человека до состояния, когда терять ему больше нечего, не только бесчеловечно, но и опрометчиво. Особенно человека, который был хранителем всех земельных и финансовых "портфелей" и "кошельком" большой семьи…  

 

Господа арендаторы

- В период моего нахождения в семье большая часть имущества Алешиных была оформлена на меня, моих родственников и приближенных, я полностью отвечал за весь "земельный" портфель. Для этого по настоятельной просьбе Андрея Викторовича я получил второе образование – юридическое (я по первому образованию инженер).

Этот портфель складывался еще до моего знакомства с семьей, когда Андрей Викторович работал в городском земельном комитете и имел полный доступ к информации об оформленных и неоформленных участках. Украсть земельный участок – не сложно. Я понял всю схему буквально за полгода.

Чтобы их "осваивать" и выводить из собственности города, было создано несколько фиктивных организаций (примерно пять), одна из них - "Андана", которой я руководил в должности замдиректора. В "Андану" собирались активы и держались до определенного момента. Потом актив продавали, кэш отмывали и вкладывали во что-то новое.

Так появился земельный участок на улице Топольчанская в Солнечном, где сейчас находится "Макдональдс". Кусок площадью 3, 5 га поделили на трех собственников – часть - Алешин, вторая – Виталий Котляров, третья отошла сторонней фирме. Котляров и Алешин в то время все свои активы делили на двоих. Участок оформили на меня, и на мне он висел долгое время, копились долги по аренде, мы перекидывали его с одного физлица на другое, оставляя на предыдущем долги.

Иногда находили подставных лиц из стран ближнего зарубежья и оформляли на них. Так было с участком на Комбайне – его подержали и перекинули потом на другого человека. Долги доходили до десятков миллионов рублей, но в арбитраже была такая интересная судья – Большедворская. И я заметил практику - каким-то странным образом они выигрывали у города эти процессы и оказывались совершенно чисты...

Еще одним активом, приносящим стабильный кэш, стало здание на улице Дачная, 30-Б (помещение арендует колледж экономики, права и сервиса СГЮА – Ред.)

Когда Аксененко "закрыли", Алешины ушли в бега. Были в Германии, еще где-то прятались. Она брала отпуск за свой счет, потом возвращались. Боялся ли он, что его посадят? Нет, не боялся. А кто мог его сдать? Он просто не хотел давать показания.

Был продан земельный участок, на нем было решено построить ликвидное место и сдать его в аренду. А кому можно сдать тысячу с лишним квадратов? Для магазина место не интересное. А давайте мы там разместим учебный корпус! А кто туда пойдет? Друг Сергей Борисыч Суровов! Он размещает там свой колледж и берет здание в аренду за 1, 8 млн рублей в месяц (!).

Все эти деньги проходили через мое ИП, для этого оно и было создано. Я подписывал документы, деньги ежемесячно перечислялись на счет, либо я, либо мои бухгалтеры обналичивали их. У ИП 6 процентов, снял – трать, потратил – опять получил. Ну конечно там было  - "ты мне 1, 8, а я тебе…" Приблизительно это было 300-400 тыс. руб. Я их сам возил. И там была штаб-квартира наша, там мы все сидели в соседнем помещении…

 

Обои "Марбург" и домик с уточкой

Что дальше? Деньги приходят, надо куда-то их девать. Нужен бизнес. В этот момент Андрей Викторович знакомится с Алексеем Вишняковым (экс-директор МУП Спец- АТХ, ныне директор филиала ЗАО "Управление отходами", обладатель двойного гражданства, немецкого и российского  - Ред.)

Решили они возить обои "Марбург" из Германии и кондиционеры из Китая. Привезли два вагона, открыли магазин. В газете "Глобус-64" часто шла реклама обоев…

Но с обоями не пошло – люди, которые этим занимались, хотели только денег, а напрягаться при этом не хотели, думаю, поэтому ничего не получилось.

Но когда деньги приходят ежемесячно в таком количестве, их мало просто тратить, их надо куда-то вкладывать. Появился еще один участок на продажу, тоже в Солнечном, на ул. Блинова. Часть отдали под застройку "Ленте", другую оставили для себя. Сейчас там строятся 9-этажные дома, ведет строительство сам господин Алешин и созданная им фирма "Квадро-плюс".

Когда у тебя уже есть "Макдональдс", приносящий по моим подсчетам около 1, 5 млн в месяц вместе с находящимся рядом продуктовым магазином, есть академия права, приносящая 1, 8 млн рублей, уже есть 3 млн в месяц, можно вложиться уже масштабно в строительство многоэтажного дома. "Макдональдс" был при мне, я договаривался с Москвой, с головным офисом, чтобы они на этом земельном участке разместили свое здание. Арендная плата у Макдональдса – порядка 5-7 % от выручки в центре, на периферии 4-5%. 

Продажная стоимость участка была порядка 80 млн., но из-за больших долгов (около 30 млн руб.), осталось 50 или 40 млн. И, насколько мне известно, Алешин за этот участок получил 14-16 млн рублей. Передача была при мне, я в дальнейшем открыл ячейку и положил туда эти деньги, а потом перевел в евро. И еженедельно по чуть-чуть выдергивал и менял для него. Участок был оформлен на подставное лицо и долго висел на нем. Это был господин Ершов, приближенный Котлярова. Участки надо было как-то распределять, нельзя же в одной ячейке держать все активы…

Согласование  с архитектурой и другими службами не было проблемой. Замом по архитектуре был Андрей Гнусин, друг Андрея Алымова. Через него все подписывалось.  В собственность не переводили, зачем, если можно взять на 49 лет в аренду. Потом реализовывали – заменяли сторону арендатора. Вот человек участок застолбил, и вот он его уже продал. Хочешь на мое место встать? Пожалуйста. Дай мне 50 млн и вставай. Делается договор замены стороны в обязательстве через Регпалату. А если ты хочешь его оформить в собственность, надо на нем что-то построить и потом его уже у города выкупать. Тут уже будет цена города, а в первом случае - как договоришься.

Очень крутое заведение открылось этим летом в Усть-Курдюме – "Волга-Star". Изначально это была заброшенная турбаза, в которую никто не хотел вкладываться. Там не было ничего, кроме какой-то "незавершенки" и домика для сторожа.  Прикупили еще стоящую рядом дачу с коттеджем. Все это по тем временам обошлось в 12 млн рублей. Купил Алешин на двоих с Котляровым. Сейчас Алешин, скорей всего, предложил ему что-то взамен за этот актив. Участок у кого-то был выкуплен, как и участок в Комбайне, где сейчас имение – 2 гектара тоже выкупали, по-моему, за 12 млн. Его тоже купили на двоих с Котляровым, так и живут на две стороны. Даже имеют свой прудик с уточкой…

Волга-Star сейчас по расценкам, по-моему, переплюнула Москву… 

 

Характер смелый, "решительный"…

У Алешина был друг Алан из водной полиции.  У Алана подконтрольная организация - ЗАО "Барель" (гендиректор фирмы Андрей Баландин недавно осужден на шесть лет за махинации с реконструкцией здания Росреестра- Ред.)

На Большой Затонской, рядом с "Еленой", строится дом со своими причалами прямо на берегу. Алан предложил Алешину вложиться в строительство в обмен на квартиры с заниженной стоимостью. Он получил целый этаж в подъезде по 21 или 24 тыс. руб. за кв. метр, а продажная стоимость в то время была 50 тыс. руб. Оплата произведена не была.

Я и сам хотел приобрести в этом доме хотя бы 1-комнатную квартиру и сразу ее перепродать, но  не нашел денег. Алешин за откат тремя квартирами подписал Баландину акт по зданию Росреестра. Мы были в Черногории, я участвовал в этом разговоре. Сумма была 20-25 млн за три квартиры. Одна была оформлена на его сестру, вторая на мать и еще на кого-то. Баландина недавно посадили, теперь должно быть ясно, почему Марина подключила к этому делу Николая Никитина и Сергея Филипенко…

У дома были проблемы, строительство было заморожено, я думал, будет банкротство, но сейчас стройка идет полным ходом.

Дом строится на месте судоремонтного завода. В 2005 году Алешин строил себе корабль на этом судоремонтном заводе на двоих с Котляровым. Ничего особенного – 23 метра. Ну, как же, у Сергея Борисовича есть корабль, значит, и у него должен быть! Поплавали, повозили нужных людей… Василий Палыч Синичкин тоже услугами пользовался. Потом продали его в 2012 году кому-то из правительства.  Корабль назывался "Решительный"…

Когда выводили землю у института повышения квалификации работников образования, был еще живой Тимошок, и постоянно все переговоры-сходки проходили в его кафе "Антракт" на Набережной. Там был vip-зал и большая бильярдная комната, они любители играть в бильярд…

Я не раз присутствовал при разговоре Сергея Борисыча, Алешина и Игоря Плеве, тогда министра образования. Речь шла о данном земельном участке. Потом этот участок через этих людей был выведен. Когда пришел Татарков (Гарри Татарков – экс-министр образования области – Ред.) и начал проводить инвентаризацию, то не обнаружил этого земельного участка и начал возмущаться. Чтобы его успокоить, был задействован "Глобус-64". В каждый выпуск надо было что-то на него найти, так его потом и добили…

Был, кроме Татаркова, еще Павел Ипатов (экс-губернатор области – Ред.), он тоже вставлял палки в колеса Марине и партии. Ипатов в тот момент был сам по себе, ставил каких-то непонятных людей, приближенных только к нему, и партии это не нравилось, поэтому Марина по разнарядке с ним через газету воевала. Не просто так возились экземпляры в Москву, и это свою роль сыграло.

За полгода из-за своей чернухи газета превратилась в лающую собаку, хотя позиционировалась как учительская. Ее кэш складывался из госконтрактов, которые заключались по звонку, и платной подписки, которую вешали на учителей.

Я в это время уже был "переносным чемоданом" и особо во все это не вникал.

 

Переплюнуть босса…

Марина Владимировна всем обязана мужу, он всегда ее продвигал, давал советы, с кем и как надо разговаривать. Если поездка в Москву, старался ехать вместе с ней, предварительно собрав деньги и банку черной икры. Он имущество приобретал, а она его сохраняла, помогала отбиваться через связи. Но в целом они оба всем обязаны Аксененко, без него ничего бы не было (Юрий Аксененко – экс-мэр Саратова, был осужден за махинации с землей – Ред.).

Когда Аксененко "закрыли", Алешины ушли в бега. Были в Германии, еще где-то прятались. Она брала отпуск за свой счет, потом возвращались. Боялся ли он, что его посадят? Нет, не боялся. А кто мог его сдать? Он просто не хотел давать показания.

Аксененко его не сдал. У него свои активы, у того – свои.

По освобождении Аксененко хотел личной встречи с ним - он отказался. Я до сих пор не могу до конца понять, почему. Прошло буквально несколько лет, и он сам оброс большими связями, сам стал влиятельным и богатым человеком, и мне показалось, что он стал относиться к Аксененко с пренебрежением, потому что сам стал такой… 

 

"Просто папа положит в сейф…"

Когда мы познакомились с Ириной, ничего этого еще не было, все состояние выросло буквально за пять лет. А когда мы разводились, я должен был все, что висело на мне номинально, отдать, и это правильно, ведь это не мои деньги и активы тоже не мои…

Я полностью выполнил все договоренности – перевел все обратно на Алешиных. Я, в общем-то, всегда свое место знал и иллюзий не питал.

Однажды Алешин мне сказал: вот представь, умру я, кому я отдам все эти миллиарды, на кого оставляю? Я ему честно сказал: ты знаешь, мне твои миллиарды-то и не нужны, я работаю, у меня есть дом, машина, земля, мне этого достаточно. Я же параллельно занимался своим бизнесом – выкупал земельные участки и перепродавал. В "Андане" у меня была зарплата 10 тысяч. Нас с женой не особо баловали, там все в строгости – должен сам. Нет такого, чтоб тебе на блюдечке с голубой каемочкой…  Если я и просил денег в долг, то это обязательно было под проценты (! - Ред.)

При разводе мне было сказано – все до копейки назад и отказ от своей доли в доме. Но мне надо было где-то жить. В коттедж я вкладывал свои деньги, поэтому просил либо 1-комнатную квартиру взамен, либо что-то еще, где мне можно было бы существовать. Мне предложили взять материнский капитал или ипотеку.

Я, в конце концов, согласился уже и на это, начал готовить документы, и в этот момент они пошли на попятную, начали отказываться от своих слов.

Да, я обидел Ирину, не спорю. У меня появилась другая жена и четвертый ребенок. Я виноват, но от детей я не отказался.

Когда я понял, что нарушены все договоренности, я просто отозвал доверенность, которую выдал на отказ от своей доли и сказал, что если вы со мной так поступите и оставите меня ни с чем, то это ваше поведение будет озвучено в  масс-медиа. И это оказалось взрывом вулкана…

Я слишком много знал, и Андрею Викторовичу почудилось, что я хочу слить информацию по земельным участкам и подставить семью. Но это глупости, я не собирался ни о чем подобном рассказывать. Я лишь сказал, что расскажу о том, как они поступают со мной, и это в большей степени была реакция безопасности, потому что уже пошли намеки, что меня закроют и что вообще всякое может со мной случиться...

С этого момента меня начали "писать" – телефон и все мои встречи. Уже было написано заявление в полицию моей бывшей супругой, которое лично Аренин подписал, и команда "фас" уже была на старте, но я продолжал видеться с детьми и ничего не подозревал, хотя все уже знали, просто ждали момента.

Потом она позвонила, предложила встретиться, я подъехал, сел к ней в машину, она говорит – "пиши расписку, папа так хочет…." Окей, что писать? Она диктует, что я обязуюсь в обмен на передаваемые мне деньги не рассказывать ни о чем СМИ.

Я говорю – я так не хочу писать, здесь что-то неправильно… "Нет, надо так..." А зачем? "Ну, просто папа положит в сейф…" Ну хорошо, хотите – напишу. Не было ни одной мысли в голове, что дальше что-то будет, абсолютно…То есть я в принципе был готов к чему-то нехорошему, но не в тот момент – не думал, что это случится через нее, мать наших троих детей…

Написал, отдал, вышел - и пошла группа захвата…

Как потом узнал, эта была "Кобра".

Алешин раз пять мимо проехался, убедился, что все хорошо, взяли, молодцы… Понятыми при передаче денег оказались мои бухгалтеры, которые "случайно" мимо проходили и друг друга "не знали" (Ирина Алешина передала Александру 100 тысяч рублей в счет отказа от доли в коттедже в рамках спецоперации – Ред.). А второй понятой – лучшая подруга моей жены. Я в суде показывал ее фотографию – вот же она у нас на свадьбе! Нет, мы ее не знаем…

Было красиво все организовано. После этого началась уже другая история.

 

Сдача от "Дачника", или С палкой на танк…

В СИЗО мне с самого начала говорили – признай вину. Это как мантра звучало отовсюду. Почему им важно было признание, потому что тень позора легла бы не на них, а на меня, я был бы главный подлец, а они бы остались в белом.

Все адвокаты отвернулись – была установка не брать мое дело. Но все говорили, что это бред, никакого состава нет, все высосано из пальца. На суде мы были во всеоружии, было много опровергающих доказательств, но ни одно из них суд не принял во внимание. Алешины на суде нагло врали, давили эмоциями. Доказательств не было, единственным стала написанная под диктовку расписка. Хотя на видео видно, что она мне диктует, и на суде это видео было представлено, но судью Вдовина это не впечатлило. Вы никогда не думали, почему почти для всех задержаний выбирается именно Волжский суд? Подумайте…

Судья Вдовин, думаю, по звонку вынес решение, звонила сама Марина. Вину я так и не признал, и они меня принялись набивать долгами - суммы доходили до 14 млн. руб.

Есть такая организация "Дачник -1", она специально была создана под строение, которое будет арендовать Суровов. Создали кооператив, и председателем стал Алешин Виктор Семенович, отец. Построили на участке гаражи, и "Дачник" стал собственником данного земельного участка. Как сдать в аренду академии права? Нужен посредник, это я – ИП Кретов. Я на свое ИП беру в аренду данное здание, делается фиктивный договор на 11 месяцев, который нигде не регистрируется, за 100 тыс. рублей я беру в аренду это здание, он мне его отдает. Так как я по документам арендатор здания, я сдаю его в аренду. Почему он напрямую не может сдать здание, потому что лицевой счет он не хочет портить и тяжело деньги вывести с лицевого счета. А через ИП можно постоянно и легко выводить. Я сдаю его академии за 1, 8, деньги поступают мне на счет – пожалуйста, Андрей Викторович, пользуйся.

Мне предъявили иск, что я не платил 100 тыс. рублей "Дачнику-1". Хотя я фиктивный человек, и все деньги с моего ИП уходили Алешину, а я получал свою зарплату и премию на новый год 10 тысяч рублей….

Просто так взять не мог ни рубля. Выбить для офиса пять стульев – и то приходилось несколько дней доказывать, что они нужны…

Эти 100 тыс. тогда никто не собирался перечислять - договор фиктивный, но они нашли это пятно и мне предъявили. За два года насчиталось вместе с пенями 9 млн, так они на мне и висят.

Марина тоже на меня подавала в суд, все дела были ими выиграны, мной - ни одного, конечно, это невозможно. Теперь моя бывшая жена номинальный владелец всех моих долгов – они передали их ей…

Пока я был в СИЗО, прессовали моих родственников. На дядю наслали проверку и повесили штраф 2 млн. рублей. Мне как бы говорили – не хочешь так, давай по-другому, но ты должен сдаться и все признать. Ты же не будешь терпеть эту боль, которую ты причиняешь своим родственникам…

От процесса у меня осталось ощущение, что мы бежали с палкой на танк …

Даже в Томске, так далеко отсюда, все три года меня держали в постоянном напряжении, каждый день я ожидал, что случится что-то новое.  Я начал готовиться к следующему УДО и к тому, что меня опять будут прессовать, раз уж на таком уровне решаются вопросы…

В суде я узнал, что Андрей и Марина "развелись". Я понял, что это связано с моим быстрым возвратом и появлением на их счетах множества активов. А вы понимаете, что если за два-три месяца  появляется огромное количество активов, с ними появляется и большое количество вопросов...

После приговора я начал готовиться к тому, что меня этапируют в колонию. Когда меня туда привезли, замначальника уже был в курсе (да и все, где бы я ни находился, всегда знали, кто, для чего и почему). Он мне сказал: "Мне звонили и говорили, что тебя надо казнить, и мне же позвонили и сказали, что тебя надо помиловать. Так как нахожусь посредине, я выберу нейтральность…" И он ее выбрал. Ничего не было, все было спокойно, и в какой-то момент им это не понравилось, что я тут рядом, что мои близкие могут ко мне приезжать. Надо еще как-то наказать!

В ИК-33 я пробыл около трех месяцев, после чего меня в срочном порядке вывезли в Томск – подальше отсюда.

Я полтора месяца ехал по всей России в "Столыпине", где в одно купе набивают 12 человек. Я проехал около пяти сизо, останавливался в Самаре, в Челябинске, Мариинске…

Практически все сизо были "черные", везде была связь, и не было такой строгости режима, как в Саратове. Лишь где-то в середине пути я узнал, куда еду…

Оказавшись в Томске, понял, что я вдали от всего и что никакой поддержки ни от кого не получу. Оставалось только выживать. У людей возникали вопросы, как так – ты был там, а оказался здесь? Людям это казалось странно, они понимали, что есть люди, которые постарались меня сюда прислать. Так далеко человека посылают редко…

 

УДО или дети?

Спустя время я начал готовиться к УДО, подал документы, и тут меня вызывает начальство. Приехал начальник ФСИН по Томской области Теущаков - сам приехал ко мне. Я не понял сначала, в чем причина - он мне называет фамилию Гнездилов и Алешина. А в этот момент Гнездилов был уже замдиректора ФСИН России (когда Марина меня сюда направила, Гнездилов занимал должность начальника саратовского УФСИН).   

Разговор был такой: "ты идешь на УДО? Смотри: либо ты отказываешься от детей и идешь на УДО, либо остаешься сидеть…."

Я не отказался от детей, и они не дали мне пройти УДО…

Практически все сизо были "черные", везде была связь, и не было такой строгости режима, как в Саратове. Лишь где-то в середине пути я узнал, куда еду…

Даже в Томске, так далеко отсюда, все три года меня держали в постоянном напряжении, каждый день я ожидал, что случится что-то новое.  Я начал готовиться к следующему УДО и к тому, что меня опять будут прессовать, раз уж на таком уровне решаются вопросы…

Но тут вдруг сменилось все руководство колонии, а прокурора, который отказал мне в УДО, посадили за взятку. Интересная особенность, что так происходило со многими, кто участвовал в моем деле. Тот же Климов из ленинских приставов - ему дали 16 лет через два месяца после того, как он мне сказал: "ты любые бумажки подпишешь на зоне", и стал натравливать приставов на мою маму, выбивая из нее долги. Как сказала мне одна пристав потом: мы никогда в жизни так быстро людей не находили и не работали так интенсивно…

Пришла новая команда, они узнали мою историю, им уже никто не звонил, они вошли в ситуацию и начали способствовать и помогать мне. Когда я прошел суд, меня вызвал к себе начальник, пожал руку и сказал: борись до конца…

 

Некровное родство

Детей я с тех пор не видел.  После освобождения Алешин меня снова убеждал отказаться от детей. Не знаю, почему им так это важно. Наверно, хотели убрать грязное пятно с родословной, которое сами и нанесли…

У них такая семья, что кровное родство не имеет значения. У моей бывшей жены тоже нет отца. Марина Владимировна развелась и лишила его родительских прав, и Алешин стал ей отцом. У Алешина умер сын, которого он практически не воспитывал. А Ирина – это единственный ребенок в семье, и как она скажет, так и будет, и не важно, права она или нет, Алешин мне так прямо и сказал…

Да, я обидел Ирину, не спорю. У меня появилась другая жена и четвертый ребенок. Я виноват, но от детей я не отказался.

Пошатнувшееся здоровье привело и к развалу моей второй семьи...

С Ириной я связывался из Томска, она просила прощения…  

Я простил их. Но я хочу правды, понимаете? Очень. Хотя знаю: шанс на реабилитацию - один из миллиона…

Поиск

Главный редактор ИА "Взгляд-инфо" — Николай Лыков

Copyright © Взгляд-инфо - Новости Саратова - свидетельство о регистрации ИА № ТУ 64-00291, выданное 11 июля 2011 года Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия по Саратовской области. При использовании материалов сайта - гиперссылка обязательна

Учредитель ООО "Медиа Мир"

Замечания и предложения направляйте по адресу [email protected]
Телефон:  (8452) 28-60-13

Адрес редакции и учредителя:
410031, Саратов, ул. Комсомольская, 52.

Разработка и поддержка - Вячеслав Павлов