Взгляд-онлайн

Красота ценою в жизнь
04.03.2019 - 08:00

21 февраля после торсопластики в саратовской клинике пластической хирургии «Terra somnia» скончалась пациентка. Причины столь трагического исхода в случае обычного для женщины желания вновь стать молодой и красивой теперь установит следствие. Воспользовавшись моментом неясности, руководство медучреждения поспешило дистанцироваться от ответственности, назвав произошедшее всего лишь «несчастным случаем», который нельзя было предотвратить. Однако посыпавшиеся звонки и письма от рассерженных клиентов, в том числе других саратовских клиник, не позволяет назвать этот случай единичным. Что происходит в саратовском пластическом «королевстве»? Сколько стоит красота и стоит ли она того? Насколько качественны, а главное, безопасны пластические процедуры и могут ли пациенты защитить себя от возможных врачебных ошибок? Подробности в нашем специальном расследовании.

 

Фатальная процедура

«Мы помогаем людям избавляться от комплексов по поводу внешности. Грудь сделаем симметричной и притягательной. Нос – ровным и дышащим. Живот или ягодицы – без складок и растяжек. Лицо и веки – без морщин и неровностей…» Такая убедительная реклама встречает посетителей официального сайта клиники «Terra somnia». Тут же и внушительные цифры – 2 тысячи пациентов в год, 40 тысяч операций, 105 лет общий стаж… Однако все эти прелести хирургического маркетинга не помогли 42-летней Динаре К. остаться в живых.

Мама троих детей всего за несколько месяцев сбросила 50 килограммов. Как следствие – обвисшая кожа, которую надо было «подтянуть». За этим она и обратилась в клинику.

Как расскажет позже один из учредителей «Terra somnia» Светлана Вакула, «операция прошла спокойно, успешно, при небольшой кровопотере. Пациентка проснулась, общалась с мужем и персоналом клиники, нормально ела. К утру 21-го числа ее состояние ухудшилось. На фоне оказанной терапии ей снова стало лучше. Но вечером ей стало резко плохо, остановилось сердце...»

Между тем предварительное заключение патологоанатомов гласит, что причиной смерти пациентки могла стать именно массивная кровопотеря вследствие возможного повреждения жизненно важного сосуда внутренних органов. Это могло спровоцировать обильное внутреннее кровотечение, которое врачи могли не заметить.

В кругах, близких к клинике «Terra somnia», рассказывают, что у пациентки также был низкий гемоглобин, была большая поверхность оперативного вмешательства, операция длилась более пяти часов. Утверждается, что процедура стоила около полумиллиона рублей.

Из-за широкой огласки над вскрытием работает комиссия медиков. Названа и фамилия оперирующего хирурга – Екатерина Титаева. Кстати, именно Титаева делала операцию и другой пациентке клиники Анастасии Ковалевой, историю которой мы расскажем позже.

Пять дней после трагического инцидента руководство учреждения хранило молчание и лишь 26 февраля, после поднявшейся шумихи на форумах в СМИ и соцсетях, решилось на пресс-конференцию. Ситуацию с гибелью пациентки назвали «фатальной», а несчастный случай – «непредотвратимым».

Между тем, это уже второй трагический случай в «Terra somnia», произошедший за последние два года. В сентябре 2017-го после операции на веках (блефаропластики) впал в кому предприниматель, один из владельцев фитнес-клуба «Челси» Евгений Свердлов. В состоянии комы он был перевезен в государственную клинику, где скончался.

 

Лицензия на безопасность?

Одна из озвученных версий - причиной гибели бизнесмена могла стать невнимательность врачей при выводе пациента из наркоза, однако после проверки Росздравнадзора клиника отделалась небольшим административным штрафом (100 тыс. руб.), о чем имеется решение суда от 12 января 2018 года. Что такое сто тысяч для клиники, где цена операции доходит до 200-300 тысяч рублей, объяснять не нужно. Из открытых баз данных известно, что годовая выручка клиники «Terra somnia» составляет порядка 50 млн рублей, а чистая прибыль – более 20 млн.

Светлана Вакула прокомментировала журналистам и этот летальный случай. По ее словам, вины клиники в этом нет.  «У пациента случилась тромбоэмболия легочной артерии – фатальная ситуация. Мы смогли ему оказать помощь, запустили сердце и переправили в профильное лечебное учреждение. По факту смерти было заведено уголовное дело, в рамках которого проведено две комплексные судебно-медицинских экспертизы. Исследовались действия врачей на всех трех этапах – наша клиника, скорая помощь и больница, в которую его доставили. И только на нашем этапе  не было ни одного замечания, мы сделали все правильно…», - объяснила руководитель клиники.

Когда умер Свердлов, закон еще позволял клиникам пластической хирургии не иметь в своем штате оборудования для реанимации. Это давало возможность «избавляться» от тяжелых пациентов, перенаправляя их в государственные стационары. И если пациент умирал, допустим, в казенном учреждении, как это случилось со Свердловым, то вся ответственность за это ложится не на клинику, где делалась операция, а на ту государственную больницу, где был констатирован летальный исход. Это и позволяет менеджменту «Terra somnia» утверждать, что де-юре смерть в клинике пока только одна.

Сейчас по случаю гибели пациентки следственным отделом СУ СКР по Октябрьскому району возбуждено уголовное дело. С большой вероятностью вести его будет следователь по особо важным делам, один из старейших сотрудников ведомства Николай Ермин. Возможно, что проверка будет проводиться и по эпизоду Анастасии Ковалевой, которая считает результаты своего оперативного вмешательства «обезображивающими». Дело бизнесмена Евгения Свердлова было заведено еще в 2017-м и несколько раз приостанавливалось, но на волне новых событий, скорее всего, будет возобновлено.

Расследованием гибели Динары К. заинтересовались в Москве. По словам источника в медицинских кругах, в столице не дадут спустить дело на тормозах – в июне 2018 года поправки в закон (приказ 298-Н) ужесточили требования к лицензированию клиник пластической хирургии. Теперь у клиник, по закону, должна быть и реанимация, и кабинет для переливания донорской крови.

Законодательные новшества должны были свести к нулю риск летальных исходов при проведении пластических операций, которые прокатились в 2017 году по России. По логике источника, случай в «Terra somnia», получившей свою лицензию 3 декабря 2018 года, то есть уже после принятых поправок, возможно, дискредитирует усилия законодателей и подрывает доверие к целому медицинскому направлению.

 

Кто на свете всех смелее?

Еще одна клиентка, Анастасия Ковалева, обратилась в клинику «Terra somnia» в августе 2016 года, чтобы сделать липосакцию. Медицинских показаний к операции не было, просто подверженной влиянию модных трендов двадцатилетней девушке захотелось совершенства.

Теперь, после случая с Динарой, Настя радуется, что хотя бы осталась жива – девушка утверждает, что накануне операции ей не сделали кардиограмму и не взяли анализы. По ее словам, врачи не знали ни ее группу крови, ни фактор свертываемости, хотя деньги за анализы – около трех тысяч рублей – взяли исправно.

«А если бы у нее возникли осложнения и ей срочно понадобилась донорская кровь? Что тогда бы они делали?!» – возмущается врачебной беспечностью адвокат Насти Людмила Полякова.

Кроме того, оказалось, что в медицинской карте вес пациентки варьируется от 61 до 72 кг. Первую цифру внес анестезиолог, вторую – хирург, обе записи были сделаны в один и тот же день. «Обе цифры ошибочны, я столько никогда не весила», – уверяет девушка. А ведь точность в измерении веса жизненно необходима, именно от веса рассчитывается доза наркоза.

После операции у девушки начались осложнения, ей был поставлен диагноз «деформация внутренней поверхности правого бедра и надколенных областей за счет послеоперационного отека – серомы».

Врачи признали недочеты, и, несмотря на еще не исчезнувшие болезненные явления после первой операции, уже через три недели оперирующий хирург Екатерина Титаева взялась бесплатно их исправить. Повторная операция также прошла неудачно, у девушки оказались нарушены пропорции тела и структура кожи, на ней появились вмятины и бугры, а также многочисленные шрамы, следы от скальпеля и рубцы.

Через полгода, в апреле 2017-го, врачи провели третье хирургическое вмешательство, но оно еще больше усугубило состояние пациентки. На ее вопрос, что ей теперь делать с таким телом, врачи сказали: «Всё нормально, просто шорты носить не будешь…»

«Это заявление меня буквально убило. Год я провела на обезболивающих в режиме перевязок, снимания швов и постоянного ожидания следующей операции. Я пришла туда, чтобы стать лучше, а теперь я выгляжу уродом, не могу раздеться и стесняюсь саму себя…» – жалуется девушка. «Если бы на мой случай обратили внимание, трагедии с этой женщиной, возможно, могло бы не быть», - продолжает она.

После серии нервных срывов состояние Насти таково, что она явно нуждается в помощи психотерапевта. Девушка чувствует себя беспомощно и постоянно рыдает. Судя по фотографиям «до» и «после», плакать есть от чего – обычные стройные девичьи ноги превратились в странные опухшие «колоды».

По мнению адвоката, врачи клиники отнеслись к своим обязанностям непрофессионально, о чем свидетельствует множество разночтений в медицинских документах Насти, приобщенных к материалам дела. В них содержатся взаимоисключающие выводы, а некоторые документы, на взгляд Поляковой, и вовсе подделаны. «В ее карте написано «операция категорически противопоказана», и тут же, строчкой ниже – «противопоказаний к операции нет», – говорит адвокат.

В деле было много и других странностей, которые, на взгляд адвоката, очевидны любому эксперту, но ни одна из них не заинтересовала правоохранительные органы. Также не заинтересовались возможными нарушениями лицензионных требований в Росздравнадзоре, хотя именно эта служба контролирует их исполнение.

Несмотря на все усилия, суд, который состоялся 21 декабря 2018 года, Анастасия Ковалева проиграла, поскольку экспертиза, которая была назначена судом в саратовском Центре судебно-медицинской экспертизы, по ее мнению и мнению адвоката, была ангажирована. Интересы клиники представлял адвокат Виталий Солдатов, директор одной из юридических компаний Саратова.

 

Услужливая экспертиза и уродство в кредит

Солдатов известен в околоадвокатских и судебных кругах как человек, хорошо знакомый с членом президиума Саратовского областного суда, бывшим председателем квалификационной коллегии судей области Татьяной Васильевой, сыгравший неоднозначную роль в целом ряде громких дел. СМИ неоднократно упоминали господина Солдатова в делах, где странным образом проявляли себя и экспертные организации.

Начитавшись в интернете о деятельности Солдатова, Ковалева и ее адвокат отправились в прокуратуру Октябрьского района, умоляли помочь. Однако их опасения прокуроров не убедили.

Девушка говорит о неформальных связях эксперта Рустяма Чабарова с директором клиники «Terra somnia» Еленой Солнцевой, по сведениям Насти, якобы они даже в один день вместе выезжали отдыхать за город.

В надежде на объективность девушка и ее адвокат заявили ходатайство о проведении повторной экспертизы в другом экспертном центре, но будет ли оно удовлетворено судом апелляционной инстанции, неизвестно. Независимая экспертиза в Москве обойдется порядка 100 тысяч рублей, таких денег у потратившейся на операции Ковалевой нет.

В клинике Настю явно невзлюбили, считая ее претензии необоснованными, о чем Светлана Вакула поспешила заявить журналистам. Однако среди пациенток, считающих себя пострадавшими от действий специалистов клиники, Настя далеко не одна.

Еще более серьезно выглядит история Наталии Ильиной, которая, в отличие от Анастасии Ковалевой, делала операцию по медицинским показаниям.

В том же 2016 году она обратилась к Светлане Вакула с намерением прооперировать грудь. «Светлана Александровна заявила мне, что проблема действительно большая и только она, хирург с 30-летним стажем, может мне помочь», – рассказывает Наталия.

Операция стоила 100 тысяч рублей. Чтобы сделать ее, женщина взяла в банке кредит, по ее признанию, для нее, одинокой мамы с маленьким ребенком, едва посильный.

Но неприятности начались уже на операционном столе.

«Операция длилась 6 часов, к ее исходу у меня кончился наркоз, и я прекрасно помню, что дошивали меня «наживую». А так как в трахею у меня была вставлена трубка, я не могла ничего сказать врачам, а только дергала ногой, пытаясь дать понять, что мне безумно больно. Но они продолжали шить и не замечали, что я пришла в себя…

После операции меня прокапали, от капельниц мне было плохо, но всем было наплевать – кончилось время пребывания в палате, меня отправили домой.

Дома боль не прекращалась, шпарила температура, и через некоторое время стало понятно, что прошло все очень плохо. У меня начался некроз, ткань начала отмирать, образовались полости в груди с обеих сторон, которые не заживали. Меня прооперировали в июне, и до конца августа я каждый день ходила на перевязку в клинику, потеряла работу…

Противопоказаний к операции у меня не было, но раны заживали плохо, а врачи разводили руками…» – описывает женщина историю своих злоключений.

Наталия уверяет, что никто из врачей не предупредил ее о риске осложнений, и что если бы она о них знала, то «десять раз задумалась, решаться ли на такое».

Последствия решили исправлять плазмолифтингом – дорогостоящий курс процедур Наталии сделали бесплатно. Ткань зарубцевалась, но уменьшения размера груди достичь так и не удалось. Врачи сообщили, что им ничего не стоит переделать и этот недостаток.

 

"А где ваши анализы?.."

Спустя год женщина повторно оказалась на операционном столе, и снова с «приключениями»:

«Когда я уже лежала, зашел анестезиолог и спросил меня, а где ваши анализы? Я спросила – какие анализы? Анализов не было, никто этим не озаботился. Дело было как раз после первого летального исхода (когда после операции умер Свердлов. – Ред.), и мой анестезиолог был этим очень озадачен. Но операцию все-таки сделали…

Через два часа после наркоза врачи спросили: «Наталия Ивановна, у вас все хорошо? Тогда идите домой…» Я была еще в неадекватном состоянии, но пришлось идти – я ведь не платила за операцию… Шла одна, по дороге упала…

Когда после операции сняли повязки, выяснилось, что размер мне уменьшили, но на груди не было сосков… Меня спросили, чем же я опять недовольна. Я сказала, простите, я просто хочу отсюда уйти в нормальном виде! Тогда мне сказали прийти еще через год…»

По словам пациентки, когда Наталия пришла в клинику уже на третью по счету коррекцию, ей сказали, что эстетичного вида груди у нее нет и никогда уже не будет, а также не будет больше и общего наркоза, поскольку клиника и так потратилась на нее достаточно. Операцию делали под местным наркозом, вколов пациентке, по ее словам, «лошадиную дозу лидокаина».

Деликатность темы не позволяет в подробностях описывать то, что получилось в результате, но как говорит сама Наталия, «грудью это точно не назовешь». Отсутствие одного соска плюс огромной толщины хирургические швы, которые тянутся по всей окружности грудной клетки, от лопатки до лопатки. «Ни раздеться, ни в баню сходить, ощущаю себя инвалидом…» – описывает свои чувства Наталия. Но решиться на четвертую операцию женщина не может, поскольку теперь, после второго летального случая, боится «не только за свое здоровье, но и за свою жизнь»…

В отличие от Насти, Наталия не обращалась в правоохранительные органы и не подавала в суд, но теперь, узнав, что она не одна в своем горе, задумалась о поиске адвоката.

 

"ЭКСКЛЮЗИВная" ответственность

Как сообщает источник в медицинских кругах, неприятный случай произошел около года назад и в клинике «Эксклюзив», которая до изменения лицензионных требований тоже предлагала своим клиентам пластические операции. Молодой клиентке была проведена медицинская процедура, результатами которой она осталась недовольна.

Женщина не писала жалобы в надзорные органы, не пыталась решить вопрос мирным путем, а сразу же подала на своего хирурга в суд. Однако суд первой инстанции счел врача ненадлежащим ответчиком и иск отклонил, объяснив, что претензии нужно предъявлять к клинике, где проводилась манипуляция (решение суда от 7 марта 2017 года взято из открытых источников).

Между тем, руководство «Эксклюзива» нашло свой способ выхода из ситуации. Было заявлено, что доктор не работает в штате клиники, а просто арендует в ней кабинет, и что деньги, которые она заплатила за процедуру, пошли напрямую врачу, поэтому и спрос за всё с него. Эти доводы были опровергнуты судом, судья Заводского суда Елена Борисова установила, что у врача имелся трудовой договор с клиникой. А компания полностью отвечает за действия своих сотрудников. Да и лицензия на проведение подобных медицинских процедур выдавалась на клинику, а не на врача. Соответственно, пациентка должна была оформить свои отношения с ООО «Эксклюзив», но таких документов почему-то не обнаружилось.

В итоге женщина обратилась в апелляционную инстанцию, которая, несмотря на доводы, прозвучавшие в районном суде, встала на сторону клиники. История закончилась досудебным урегулированием конфликта пациентки и доктора, который вынужден был заплатить ей солидную сумму в качестве отступной.

Однако имеет место любопытный факт.

Интересы рассерженной пациентки «Эксклюзива» по «странному» совпадению представлял все тот же Виталий Солдатов, который сейчас защищает в судах клинику «Terra somnia». В медицинских кругах он также известен как человек, помогающий клиникам решать их финансовые и юридические вопросы. Особенно был успешен Солдатов в апелляционной инстанции. Есть мнение, что в этом ему как раз помогает близкое знакомство с Татьяной Васильевой.

Отсюда возникает логичный вопрос, а не Солдатов ли помог клиентке «Эксклюзива» поучаствовать в так называемом «потребительском терроризме» и подать в суд на доктора, чтобы он в одиночку отдувался за клинику, в которой работал? И не в тандеме ли с клиникой родилась идея раскошелить хирурга и замести документальные следы?

Ситуация получается абсурдная: клиника пластической хирургии уподобляется гипермаркету и не несет никакой ответственности за качество товара, который рекламируют на его территории случайные промоутеры. Но ведь клиника – не гипермаркет, а медицинская процедура – не товар. Хотя факт остается фактом: спрос на красоту делает пластический бизнес сверхприбыльным и превращает частные клиники в гигантский конвейер, заточенный не на результат и не на здоровье пациента, а на извлечение денег.

О нацеленности частных клиник на прибыль говорит и региональный представитель общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов» Наталия Биюн.

«Частные клиники хотят зарабатывать деньги, не могу утверждать, но результат, я думаю, их мало интересует. Смерть человека в любой клинике – это ужасно, а если это произошло по вине врача, ужасно вдвойне. В каждой ситуации нужно разбираться отдельно, потому что бывают пациенты, которым объясняешь – тебе это не нужно делать. На что получаешь ответ – «Нет, я хочу!..» – объясняет возможный алгоритм отношений пациентов и пластических клиник общественник. Возможно, именно так складывались отношения с доктором у пациентки «Эксклюзива». Но это еще не все. У источника есть основания полагать, что в «Эксклюзиве» не все в порядке и с соответствием новым лицензионным требованиям.

Тот факт, что к «Эксклюзиву» есть вопросы, отчасти подтверждает и руководитель регионального управления Росздравнадзора Дмитрий Цымбал. В прошлом году в федеральное ведомство поступила жалоба на нарушение клиникой договорных отношений с клиентами. Речь идет о финансовой составляющей – договоры с клиентами были оформлены неправильно. Клиника тогда получила предписание и, как уверяет чиновник, исправила нарушение. Однако это было тогда, что сейчас происходит с договорами в клинике – никто не знает.

Далеко не все клиенты, считающие себя пострадавшими от действий пластических клиник, набираются смелости тягаться с юристами этих клиник в суде. У многих элементарно не хватает денег. Некоторые, как та же Наталия Ильина, в отсутствие информации от других пострадавших полагают, что их случай единичный, или просто стесняются предавать деликатную тему огласке. Поэтому все недовольство и претензии, как правило, выплескиваются на специализированных форумах, например, на сайте «Prodoctorov».

 

Защита прав или потребительский терроризм?

В 2018 году в территориальное управление Росздравнадзора поступило больше 1100 жалоб от пациентов, из них жалоб на частные медицинские организации – порядка 200. Любопытно, что в этом потоке недовольства обращений по пластике – всего 4. Одна жалоба была отозвана заявителем. По трем оставшимся значительных нарушений выявлено не было. Причин такого странного положения  (в сравнении с количеством жалоб на форумах) чиновник не знает, но уверяет – препятствий для обращений в его ведомство нет.

Господин Цымбал не исключает, что клиенты клиник могут действовать и в обход федерального ведомства, а порой имеет место и банальное вымогательство.

 «Мы всегда открыты, но люди иной раз никому не жалуются, не пытаются урегулировать вопрос с клиникой, а нанимают адвокатов, выставляют иски с большими нулями и идут в суд или пишут сразу в администрацию президента…» – описывает модную тенденцию руководитель.

Несмотря на недавнее ужесточение законодательства, контроль частных клиник пластической хирургии со стороны государства пока не выглядит достаточным. Росздравнадзор не может инициировать проверку учреждения самостоятельно, а лишь по заявлению гражданина либо после публикации в СМИ. Массовые проверки возможны только по распоряжению правительства РФ. У прокуратуры полномочий намного больше, но пока не видно, чтобы она их как-то использовала.

Не все просто и с лицензиями. Пункт 4 ст. 14.1 КоАП позволяет отозвать у учреждения лицензию за грубое нарушение лицензионных требований и условий. Но, по словам Цымбала, отзыв лицензии – это крайняя мера, обычно дело ограничивается штрафом. «Отозвать лицензию может только суд, мы лишь составляем протокол и представляем данные», – говорит чиновник.

Будет ли представлен протокол на клинику«Terra somnia», станет известно по результатам внеплановой выездной проверки, на которую ведомство Дмитрия Цымбала уже получило согласование прокуратуры.

Кстати, саратовские пациентки в своих проблемах не одиноки. Буквально на днях «Российская газета» сообщила, что Росздравнадзор проверил клиники пластической хирургии и выявил нарушения в двух третях из них. Уточняется, что всего было проверено 1257 клиник такого профиля. В 820 из них специалисты выявили 3200 нарушений обязательных требований при оказании медпомощи по пластической хирургии. Большинство учреждений-нарушителей – частные. Нарушения, которые негативно отразились на здоровье пациентов и несли угрозу их жизни, обнаружены в частных клиниках Башкортостана, Бурятии, Татарстана, Краснодарского и Пермского краев, Волгоградской, Калининградской, Кировской, Московской, Новосибирской областей, а также в обеих столицах.

Поиск

Главный редактор ИА "Взгляд-инфо" — Николай Лыков

Copyright © Взгляд-инфо - Новости Саратова - свидетельство о регистрации ИА № ТУ 64-00291, выданное 11 июля 2011 года Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия по Саратовской области. При использовании материалов сайта - гиперссылка обязательна

Учредитель ООО "Медиа Мир"

Замечания и предложения направляйте по адресу [email protected]
Телефон:  (8452) 28-60-13

Адрес редакции и учредителя:
410031, Саратов, ул. Комсомольская, 52.

Разработка и поддержка - Вячеслав Павлов